Что делает нашу жизнь ярче, интереснее? Люди, имеющие хобби, ответят, что эмоции, вдохновение и новые впечатления им дарит их увлечение. Наша собеседница – личность многогранная, глубокая. Ее хобби служит источником позитива не только для нее, но и для всех, кто с ним соприкасается. Архитектор Татьяна Таболина – мастер по изготовлению кукол. Ее работы не могут не вызывать улыбку и теплые чувства.

ВЫНУЖДЕННЫЙ ОТПУСК

– Татьяна Васильевна, вы по образованию архитектор. А к изготовлению кукол как пришли?

– Да, я всю жизнь работаю архитектором. А желание делать кукол появилось очень давно. Но на это тогда не было времени. Каждую минуту отнимала основная работа. У архитектора, делающего серьезные проекты, фактически нет ни выходных, ни отпусков. Но мысль о том, что когда-нибудь я начну делать кукол, в голове сидела.

Мечта начала реализовываться, когда родился сын. Это было сложное время, начало 1990-х годов. Найти какие-то ткани, мех, фурнитуру, а тем более купить, в той ситуации не представлялось возможным. Поэтому я шила ребенку мягкие игрушки из подручных материалов.

– Когда же родилась ваша первая кукла?

– Я начала ее делать 1 января 2017 года. Решила наконец попробовать. Парадоксально, но воплотить в жизнь давнюю мечту помогла война. На основной работе стало много свободного времени.

Я собирала материалы для кукол не один год. А с начала войны, отнявшей работу у архитекторов, более пристально изучала тему, выискивала в Интернете секреты по изготовлению игрушек. И вот пошила первую куклу. Конечно, не по своей выкройке, а по лекалам из Сети.

Результатом я осталась довольна, но начала делать свои выкройки, чтобы изготовить собственную, авторскую куклу.

– Какой была эта дебютная работа?

– Их называют большеножками. Такая модель мне показалась достаточно простой, поэтому я решила начать с нее. Как архитектор, я хорошо понимаю, каким образом делаются выкройки, поэтому получилось неплохо. Конечно, свою первую куклу я никому не дарила, она живет у меня. Время от времени я ее достаю, смотрю на нее и ощущаю очень теплые чувства.

НЕ ПРИНЦЕССЫ, А ЧУДИКИ

– Как рождаются замыслы новых кукол?

– Источником вдохновения может стать что угодно. Иногда это какая-то ткань, иногда общение с интересным человеком. Порой всплывает неуловимый образ из детства. Бывает, просто разбираю старые вещи и, сложив несколько кусочков ткани, вижу гармонию. Так и появляется новое изделие.

Сейчас я стараюсь делать сложных кукол. Не только в смысле техники изготовления, но и по характеру. Например, в конце лета, ко Дню шахтера, я сделала Доброго Шубина.

Есть у меня и кукла-марионетка. Именно после нее я изменила подход к новым работам. Мне не нравится делать идеальных принцесс в розовых платьях. Предпочитаю, чтобы мои куклы были с характером, с чертовщинкой какой-то, с легкой чудаковатостью.

Нравятся мне и куклы-примитивы. Я с детства люблю минимализм, и это очень здорово, когда характер и настроение переданы минимумом средств.

Иногда бывает, что кукла еще не готова, но она сидит у меня в недошитом варианте, потому что я вижу, что получила то, что хотела, и теряю интерес. Доделываю такие работы перед выставками или фестивалями.

– Какие характеры у ваших кукол?

– Я думаю, что сложные. У меня есть подруга, утверждающая, что все мои куклы похожи на меня. Кто-то говорит, что они у меня вредные. Смотря как, под каким ракурсом взглянуть на их лица.

– А «невредные» куклы у вас есть?

– Они все если и вредины, то в хорошем смысле. Просто с твердым характером, со своей жизненной позицией. Я их всех люблю.

«ДА ЭТО ЖЕ ФРОСЯ!»

– Имена им придумываете?

– Сначала не занималась этим. Но у меня есть кукла, о которой я всем рассказываю. С ней я была на всех выставках, на всех ярмарках. Это ангел Фрося. Я даже не напрягалась, чтобы придумывать ей имя. Она как-то сразу создалась, и когда я посмотрела ей в лицо, то сразу подумала: «Да это же Фрося!».

Иногда я даю моим куклам имена. Но если работа небольшая и я знаю, что кому-то подарю ее, то она остается безымянной. Мне всегда интересно, как ее назовут новые хозяева. Порой удивляюсь, почему выбрали именно такое имя. Но у каждого свое видение.

– Правда ли, что среди ваших работ есть куклы, и даже животные, похожие на ваших друзей и знакомых?

– Животные – да. У меня есть серия мышей, которых я действительно сделала похожими на некоторых близких друзей. А что касается кукол, то портретного сходства с кем-либо из моих знакомых нет. Для меня важнее передать характер. Может быть, в этом плане некоторое сходство и наблюдается.

Однажды была очень интересная история. Меня попросили сделать куклу для женского клуба в Донецке. Лично с его хозяйкой я знакома не была. Мы пообщались в соцсетях, и я приступила к работе. Когда участницы увидели эту куклу, то сказали, что она не только отражает дух самого клуба, но и на хозяйку очень похожа.

ТО ЛИ ПТИЦА, ТО ЛИ МЫШЬ

– Серия мышей, похожих на реальных людей, появилась в Год мыши?

– Я долго сопротивлялась этому. Ведь, как и большинство женщин, я не люблю мышей. Но потом решила пойти наперекор собственным чувствам и отдать дань символу наступающего года. Первые мыши выглядели элементарно. Потом меня зацепила эта тема, и я разработала выкройку прямоходящей мышки. Затем появились и такие работы, как Крыса Шубина. Она вообще с очень ярким характером.

– Серии котов у вас случайно нет?

– Коты есть, но они идут не серией. Скорее, это дополнение к кукле и ее животное. Сейчас я готовлю серию птиц, к которой внезапно перешла от мышей, а еще раньше была серия зайцев. Их было много, но почти все они обрели новых хозяев.

– Как получилось, что вы случайно перешли от мышей к птицам?

– Это произошло, когда я экспериментировала с выкройками. В этом процессе есть масса нюансов: как кроить, чем набивать игрушку. И вот в какой-то момент мне показалось, что наполовину готовая работа больше похожа на птицу, чем на мышь.

ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ «ДЕВОЧЕК И МАЛЬЧИКОВ»

– У вас не было мысли сделать куклу – портрет известной личности?

– Только если это литературный персонаж. Но пока я об этом не задумывалась. А вот среди мышей у меня есть Модильяни, Ван Гог.

– Дарите свои работы детям друзей?

– Бывает, но редко. В основном мои куклы и животные – для взрослых «девочек и мальчиков». Да, как это ни удивительно, но и мужчины иногда собирают коллекции кукол. Конечно, чаще они дарят их своим женам, сестрам, любимым. Но интересуются.

Беседовала Ксения БЕЛАШОВА, газета «Донецк вечерний»