Не снимая повязки: как живут незрячие люди?

слепые люди

В ноябре отмечался Международный день слепых. Нам, зрячим, понять таких людей непросто. Попробуйте на несколько минут завязать глаза. Ощутив вокруг полную темноту, вы наверняка почувствуете себя незащищенными, потеряете ориентацию в пространстве, уверенность и способность что-либо делать. Но вот повязка снята, и вы снова обладаете зрением. Слепым такой фокус не провернуть… Каково это – жить, «не снимая повязки», – поделился Юрий Буравлев, учитель донецкой специальной образовательной школы-интерната № 19, руководитель кружков «Литературное слово» и «Играем в шахматы и шашки».

Все началось с хоккея…

Юрий рос обычным ребенком: общит ельным, дружелюбным и веселым. Летом, как и многие советские мальчишки, любил погонять со сверстниками в футбол, зимой катался на лыжах и рубился в хоккей. В один из зимних дней мальчик, как обычно, играл во дворе с друзьями. Ничто не предвещало беды. Хоккейное столкновение – и Юра вдруг упал на лед. Он помнит, что тогда в глазах засверкали цветные огоньки, а голова заболела от ушиба. О случившемся мальчик не сказал родителям. Подумал: «Мало ли, сто раз падал, ничего страшного…» Но через два месяца его состояние ухудшилось: появились головокружение, тошнота. А на школьном медосмотре окулист обнаружил, что Юра плохо видит правым глазом. Родители повели сына в больницу.

– Помню, мне закапали глаза, чтобы проверить глазное дно, и некоторое время все вокруг было словно в тумане. Я даже не мог видеть, что изображено на стенде, висящем рядом на стене, – вспоминает Юрий Николаевич. – От отчаяния я стал плакать. И родители, и врач меня успокоили, сказав, что скоро все увижу. Если бы я тогда знал, что меня ждет впереди…

С того времени в семье Буравлевых начались беспокойные дни: постоянные визиты в больницу, обследования. А зрение Юры все ухудшалось и ухудшалось. Многие врачи, смотревшие мальчика, только разводили руками и в итоге вынесли страшный вердикт: атрофия зрительного нерва и, как результат, полная слепота. В данной ситуации Юре уже никто помочь не мог. Ему было 9 лет…

– Это было весной, в апреле, – продолжает наш собеседник. – Помню, что на деревьях зеленели листья. А в начале июля я уже не смог их видеть, ослеп полностью.

Гонорары на мороженое

Все изменилось вокруг: и образ жизни мальчика, и его взгляды на мир, который теперь стал черным и страшным. Юра начал учиться жить по-новому. В обычную школу, со зрячими ровесниками, ходить он уже не мог. В десятилетнем возрасте попал в славянскую школу-интернат для слепых и слабовидящих детей. Впрочем, общительный Юра быстро адаптировался там и нашел новых друзей.

После окончания школы вернулся в Донецк. Чтобы получить полное среднее образование, пошел учиться в вечернюю школу. Параллельно работал на предприятии «Электроаппарат», где такие же, как он, инвалиды по зрению, собирали комплектующие для люминесцентных ламп. Но в начале 1990-х, с распадом Союза, прекратила свое существование и организация, где работал  Юрий. В это время парень как раз получил аттестат об окончании вечерней школы, в котором практически по всем предметам стояла «отлично». Особую любовь Юра питал к литературе. Он часами мог просиживать за чтением книг в специальной библиотеке для слепых и слабовидящих. В те годы он стал реализовывать и свои творческие способности – во всеукраинском журнале для слепых детей «Школяр», который печатался в Киеве.

– Помню, как мама помогала отправлять по почте мои стихи, заметки. Это была открытая бандероль слепых, которая отсылалась без марки, бесплатно. За свои творческие работы я получал гонорары, 8–10 рублей в месяц. С пенсией по инвалидности – 90 рублей – как-то можно было жить. Но со временем гонорары стали меньше, их хватало только на мороженое, – вспоминает Юрий Николаевич.

На волне бизнеса

Чтобы нормально жить дальше, Юрий решил заняться бизнесом. Он окончил курсы лечебного массажа при мединституте, получил документ, который давал ему право открыть частный кабинет.

– В 1993-м я вступил в эту «штормовую волну» бизнеса. Тогда рынок массажа стал расти быстрыми темпами. И у меня тоже было немало клиентов: ко мне приходили и в кабинет, и на дом. Возможно, если бы я мог свободно и самостоятельно передвигаться по городу, если бы не моя слепота, я бы выдержал конкуренцию и работал по сей день, – рассуждает наш герой.

Шли годы. Юрий Буравлев, будучи человеком активным и любознательным, постоянно занимался самообразованием, много читал, посещая библиотеки и наслаждаясь аудиокнигами дома. Он не сидел на месте, отчаявшись и зациклившись на своей болезни. Возможно, именно проблема со зрением и подстегивала мужчину к новым достижениям и знаниям.

Единственный в Восточной Украине

В 2007 году американское Бюро по делам образования и культуры выступило с предложением обучения незрячих компьютерной грамотности. Этот проект должен был реализоваться на Украине, в Белоруссии и Молдавии. Объявление о приглашении на обучение Юрий прочел в еженедельнике «Промiнь», издаваемом Украинским обществом слепых. Конечно же, решил попробовать. Прошел предварительное собеседование, его кандидатурой заинтересовались, отправили данные в Киев, и вскоре Юра был включен в систему обучения.

Американские преподаватели проводили тренинги в Донецкой областной библиотеке им. Н. К. Крупской в течение восьми месяцев. После окончания учебы Буравлев получил международный сертификат специализированного курса программ IATP «Основы ПК и Интернета для незрячих». Юрий стал единственным в Восточной Украине сертифицированным преподавателем такого рода и теперь мог преподавать компьютерные навыки другим. Через некоторое время он набрал группу из 10 человек и стал с ней работать. Кроме того, Юрий Николаевич на общественных началах обучал слепых письму и чтению по системе Брайля, которую хорошо знал еще со школы-интерната. В 2017 году он организовал кружок «Чтение и письмо по системе Брайля» в Республиканском центре дополни- тельного образования для слепых и слабовидящих. Возможно, так бы было и по сей день…

Учитель со шпаргалками

Как-то в одной из программ местного телевидения Юрий услышал информацию о том, что на базе донецкой специальной образовательной школы-интерната № 19 открывается обучение для детей с нарушением зрения. Решил предложить свою помощь. И оказалось, что она действительно очень нужна, в первую очередь преподавателям, которые до этого работали только с глухими и слабослышащими детьми.

Перед началом учебного года Юрий Николаевич стал заниматься с учителями письмом и чтением по системе Брайля. А с 1 сентября его учениками стали и дети. Сложно даже представить, как ничего не видящий ребенок может начать писать! Но оказывается, это вполне возможно.

– Учитывая то, что я сам носитель проблемы, связанной с потерей зрения, я хорошо понимаю психологию таких детей, их эмоции, ощущения, поэтому мне не сложно их обучать, – говорит преподаватель. – Изначально на первых уроках мы знакомимся с письменным прибором. Это специальное металлическое приспособление, которое раскрывается, как тетрадь. В нем 18 строчек и 24 клеточки. Ребенок должен хорошо изучить его на ощупь, обследовать руками, поскольку для незрячего тактильные ощущения заменяют зрение. Дальше мы учимся закладывать бумагу для письма внутрь прибора, плотно закреплять ее. А потом знакомимся с шестью точками, расположенными в каждой клеточке, с золотым шеститочием по Брайлю. Это два ряда вертикальных точек: первая, вторая, третья – справа; четвертая, пятая, шестая – слева. Писать мы начинаем справа налево, так как текст потом, после извлечения бумаги из прибора, читается, как и должно быть, слева направо. У каждого из учеников свой прибор и специальный грифель для написания, который тоже нужно уметь держать правильно, строго перпендикулярно. Затем начинается изучение букв. В рельефно-точечном шрифте Брайля определенная комбинация точек соответствует той или иной букве. Так постепенно, день за днем ребята осваивают весь алфавит вместе с цифрами, а кроме того, параллельно учатся читать, начиная с коротких слов и предложений.

Незрячие читают двумя руками, подушечками пальцев ощупывая написанные на бумаге комбинации точек, в каждой из которых – соответствующая буква. Хотите попробовать? – говорит Юрий Николаевич.

Закрываю глаза и нащупываю пальцами на бумаге незнакомые мне знаки. Для новичка все они кажутся одинаковыми на ощупь. А ведь они разные! Да, похоже, освоение такой грамоты – труд не из легких!

Юрий Буравлев рассказывает, что параллельно с детьми продолжает обучать и коллег. Например, учитель английского уже владеет таким письмом, а у учителя химии даже шпаргалки по рельефно-точечному шрифту есть.

«У меня все ходы записаны…»

До потери зрения Юрий умел играть в шашки. А уже в интернате попал в кружок по шахматам, который вел учитель физкультуры и шахматный перворазрядник Анатолий Пархоменко. Юра многому научился у него и стал постоянным участни- ком внутришкольных соревнований, чемпионом школы. А однажды, в 15 лет, даже играл на турнире со зрячими ровесниками. Зная, что мальчик ничего не видит, один из соперников попытался его обмануть, передвинув фигуру на другую клетку. Но не тут-то было! Юрий прекрасно помнил расположение всех фигур на доске. Позвал судью, и хитрецу попеняли за нечестную игру. В итоге победу одержал шахматист Буравлев. В качестве награды ему вручили книгу Шолохова «Судьба человека» с дарственной надписью… Теперь правилам шахматной игры Юрий Николаевич обучает детей. В его кружке занимаются шесть мальчиков и три девочки. Как же они учатся игре?

Это специальные шахматы для слепых. Доска на первый взгляд похожа на обычную. Но на самом деле черные клетки на ней расположены немного выше, чем белые. А фигуры разных цветов тоже отличаются друг от друга: у каждой белой по окружности есть своеобразный поясок, а у черной нет. С изучения этих нюансов и начинаются первые занятия. Потом ребята осваивают фигуры по форме: где конь, на- пример, где ладья. Такие занятия прекрасно развивают осязание, тренируют память.

– Дети постоянно спрашивают у меня: почему у слона нет хобота? Я объясняю им, что это слон не в прямом смысле, просто фигура так называется. А еще, например, не всем ребятам удается быстро запомнить, как ходит конь. Ведь его движение – в виде буквы «Г», а детям сложно представить, как выглядит такая «зрячая» буква. Но постепенно всему учатся, – рассказывает учитель.

Гулливер и лилипуты

Юрий Буравлев очень любит свою нынешнюю работу и уже не представляет своей жизни без нее.

– Здесь я могу реализовать себя от души, делясь своими способностями и знаниями с другими. Нынешняя работа – это вся моя жизнь. Я наконец-то нашел свое место под солнцем, чему очень рад. Я люблю детей, и мне интересно с ними общаться: отвечать на их неожиданные и порой каверзные вопросы, учить, давать советы. Иногда я чувствую себя Гулливером в стране лилипутов, который уснул, а его связали. Так и с детьми: нельзя никогда расслабляться, нужно постоянно держать себя в тонусе и быть готовым ко всему. Ведь дети очень любознательны! Учитель должен уметь дать ответ на любой их вопрос, чтобы не чувствовать себя «связанным по рукам и ногам». В своей  жизни я руководствуюсь алтайской пословицей: «Вместо многого, но скверного, лучшемало, но хорошего!»

По материалам газеты «Донецкое время»