Заупокойные богослужения… Обязательно ли приходить на них? Разве умершим не все равно, молятся о них или нет? Или с помощью молитвы можно повлиять на их участь после смерти? Какую службу заказать, чтобы помочь усопшему? Отвечает протоиерей Николай Марковский, настоятель Покровского храма поселка Зайцево

В земной жизни мы любим своих родственников, заботимся о них, а они любят нас. Когда человек переходит из временной жизни в вечную, любовь и забота родных о нем часто куда-то исчезают. Мы отпели усопшего, похоронили, помянули – и кажется, что связь с ним прервалась, мы никогда его не увидим, отношений с ним больше не существует. Однако во время отпевания мы слышим, что у Бога нет мертвых, у Него живы все. Возможно, это сложно осознать, но так и есть.

По окончании земной жизни мы все попадем на суд к Богу, хотим того или нет. Самое страшное, что там, перед Престолом Божьим, мы осознаем все свои прегрешения и страсти, но покаяться и что-либо исправить будем уже не в силах. Здесь мы подходим к ответу на вопрос, зачем мертвым наши молитвы. Люди, которые остались жить на земле (родственники, друзья, близкие), молятся, чтобы Господь простил согрешения, которые человек вольно или невольно совершил на протяжении своей жизни. Святые учат нас, что это чрезвычайно важно, и умершим наша молитва не просто нужна – она им необходима.

Молясь Богу, мы должны понимать, что душа человека, ушедшего от нас, осталась со своими памятью, любовью, грехами и добрыми делами. Личность человека никуда не девается. Мы молимся и приносим бескровную жертву не просто так, не абстрактно, а за конкретного человека. По просьбе родственников молится священник, но и родственники должны молиться тоже. Нашей молитвой мы просим Бога умилостивиться, избавить усопшего от вечных мук и очистить согрешения, которые он совершил во время земной жизни, поскольку сам он ничего исправить уже не может. Осознавать свои грехи может, а вот каяться – нет. Мы можем помочь ему молитвой и милостыней.

Часто в храме спрашивают: что мне сделать, чтобы умершему стало как можно лучше, какую службу заказать, куда что подать? Как правило, люди хотят заплатить и уйти со спокойной совестью…

В молитве об усопшем есть три составляющие. Первая – молитва у Престола во время Божественной литургии. Это самое важное, что может быть, самое большое, что можно дать. Священник на проскомидии за каждого поминаемого вынимает из просфор частицы, которые кладет в Чашу, и Кровь Господня омывает эти частицы, очищает грехи, совершенные человеком. Эту молитву нельзя ни с чем сравнить, она – необходимость всех людей, как живущих на земле, так и усопших.

Вторая составляющая – это личная молитва об усопшем, наше духовное усилие. Если мы просим кого-то помолиться об умершем, а сами этого не делаем, то такая молитва будет бесплодной. Молиться можно в храме на литургии, на панихиде, дома – где угодно.

Третья составляющая – это милостыня, то есть добрые дела. Когда мы делаем их во имя кого-то, Господь видит это, принимает и избавляет наших близких от вечных мук. Мы помним слова апостола: «Вера без дел мертва» (Иак. 2, 26). Можно сколько угодно верить, но, если мы не делаем ничего доброго, наша вера пуста. Нужно не только молиться, но и совершать добрые поступки. Милостыня – это не только подаяние денег нищим. Можно помочь соседу и принести ему домой буханку хлеба, особенно если этот человек пожилой. Можно сказать доброе слово нуждающемуся, поддержать тех, кто требует поддержки.

Я вспоминаю евангельскую притчу о богаче и Лазаре. Умерев, богач просит Авраама послать Лазаря к родным, чтобы те изменили свою жизнь и стали жить по заповедям Божьим. Эти родственники, как и богач, жили греховной жизнью. Они не совершали милостыни, не молились Богу за своего родственника, именно потому он просит Лазаря образумить их и рассказать, что их ждет в будущем. Христос этой притчей говорит нам, что праведная жизнь и молитва – это прямая необходимость каждого православного христианина. Причем важна не только наша жизнь, но и жизнь наших родственников, их молитва.

Мы не можем купить милость Божью за деньги. Очень просто прийти в храм, заплатить, чтобы за нас помолились, и уйти – при этом не потрудившись, никак не изменившись. Так относиться к молитве нельзя. Нужно прилагать к ней свои силы, сердце, труд. Если человек приходит в храм, чтобы заказать литургию или панихиду, и уходит с пустым сердцем, не помолившись, какой смысл в том, что он туда приходил? Чем такой человек отличается от язычника, который принес жрецу плату и ушел – а тот уже сам знает, что делать дальше? Молитва – это не обряд. Она требует расположения вашей души, труда вашего сердца. Господь видит это, Он ценит усилия. Формальности Ему не нужны. Очень хотелось бы, чтобы наши верующие понимали это.

Можно ли отпевать иноверцев?

Этот вопрос неоднократно поднимался и в прошлом, звучит он и в наши дни. Обратим внимание: спрашивается не о том, можно ли вообще молиться об умерших иноверцах, а можно ли их отпевать и служить по ним панихиды. Необходимо различать эти два вопроса: просто молитвы за умерших инославных христиан и совершение над ними православного чина. Частная, келейная молитва об инославном усопшем не запрещается – можно поминать его дома, у гроба прочесть псалмы… Но чин отпевания и панихиды составлены с уверенностью, что умерший и отпеваемый есть верный член Православной церкви.

Охраняя чистоту своего православного учения и всего богоустановленного порядка жизни, Церковь искони запрещала епископам, клирикам и мирянам вступление в молитвенное общение не только в храме, но и на дому со всеми еретиками, раскольниками и отлученными от церковного общения. Строгость, с какой Церковь оберегала своих чад от опасности заражения какой-либо ересью, простиралась до того, что священнослужителям было даже возбранено совершать молитву или срященнодействие в присутствии еретиков. В основе этих канонических постановлений лежит вечное слово Христово: «Аще и Церковь не послушает (брат твой), буди тебе, якоже язычник и мытарь» (Мф. 17, 18).

Будучи вне Церкви при жизни, еретики и раскольники еще дальше отстоят от нее после смерти, ибо тогда для них закрывается сама возможность покаяния и обращения к свету истины.

Вполне естественно поэтому, что Церковь не может приносить за них умилостивляющую бескровную жертву и никакую молитву вообще: последняя явно возбраняется апостольским словом (1 Иоан. 5, 16). Следуя апостольским и отеческим заветам, Церковь молится только об упокоении православных христиан, в вере и покаянии скончавшихся, – как живых членов Тела Христова. Сюда могут относиться и те, что прежде были в числе отпадших, но потом раскаялись и соединились с Церковью.

Верная во всем духу древней Вселенской церкви, наша Русская православная церковь не только воспрещала отпевать инославных – римо-католиков, протестантов, армян и т. п., но даже совершать по ним панихиды. По чувству христианского милосердия она стала допускать в отношении к ним одно снисхождение: если умрет иноверец «христианского исповедания», и для погребения его не будет священника или пастора того исповедания, к коему принадлежит умерший, то православному священнику разрешается, облачившись в фелонь, проводить тело усопшего до кладбища и пением Трисвятого сопроводить опускание гроба в могилу. Внесение тела усопшего иноверца в православный храм не допускается.

Широта православной христианской любви, во имя которой иные призывают допустить церковную молитву за умерших христиан любого исповедания, не может простираться до пренебрежения православным учением веры, сокровище которой хранит в течение веков наша Церковь. Иначе сотрется всякая грань, отделяющая единую истинную Церковь от тех, кто оторван от благодатного союза с нею.

Из сказанного ясно, что тем более воспрещается всякая церковная молитва за усопших мусульман, буддистов, иудеев и других иноверцев, не признающих Господа Иисуса Христа.

Подготовил Василий ПОПОВИЧ по материалам Горловской епархии УПЦ МП и сайта «Азбука веры»

газета «Донецкое время»