Счастье по тарифу: в МДТ им. М.М. Бровуна состоялась премьера спектакля «Человек, который платит»

В Музыкально-драматическом театре им. М. М. Бровуна с успехом прошла премьерная постановка для Большой сцены «Человек, который платит» по пьесе Ива Жамиака «Господин Амилькар, или Человек который платит»

Жанровая условность

Имя Жамиака в современном театральном мире имеет хорошую репутацию, его пьесы – совершенно разноплановые – охотно ставят лучшие сценические коллективы мира. В частности, «Господина Амилькара» еще в 2004 году представил московский Ленком, главные роли исполнили Олег Янковский, Инна Чурикова и Александр Збруев.

Донецкая муздрама, благодаря творческим усилиям нескольких предыдущих лет, сформировала основательный репертуар, и это позволяет не заезживать собственные хиты, чередуя их с не менее популярными спектаклями. Однако отказываться от премьер театр тоже не собирается: сезон только стартовал, а зрителю уже презентуется вторая новинка. Вслед за детской сказкой («Дюймовочка») в свет вышла серьезная драма «Человек, который платит».

В современном искусстве понятие жанра крайне условно, а потому трудно определить однозначно и рамки этого спектакля. Автор-француз вложил в свое детище немало остроумия, и это – с одной стороны – характеризует пьесу как комедию. Однако сложность поставленных вопросов, глубина проработки образов и трагический финал требуют иного жанрового определения. Критики характеризуют пьесу как «черную комедию положений», донецкий же режиссер Владимир Быковский видит в своей постановке «мозаику чувств».

Шкура или натура?

Повторюсь, материал сложный. Почти три часа психологической игры, требующей зрительского соавторства. К счастью, театральный вкус донецкой аудитории хорошо воспитан, нашу публику глубиной проблематики не смутишь. Тем более что спектакль, при всей своей экзистенциальности, по-французски воздушен, немного фриволен, в меру сентиментален, обрамлен ненавязчивым музыкальным сопровождением и полон неожиданных положений. В общем, смотрится легко, а всерьез задумываться зритель будет по дороге домой, озадаченный концовкой.

Пожалуй, достаточно пассажей в воздухе. Пора перейти к конкретике. Итак, в центре сюжета – разуверившийся в жизненных ценностях богач Александр Амилькар (Павел Бодров). Самому себе он придумал хлесткое амплуа – рогоносец: в любви, в дружбе, вообще в жизни. Располагая солидным денежным капиталом, Александр решает обмануть судьбу и пытается купить то, чем его не избаловала жизнь, – теплоту близких. Он нанимает трех случайных людей: безработного неудачника, девицу легкого поведения и средненькую актрису – и предлагает им стать своими, соответственно, другом, дочерью и женой. За деньги, разумеется.

Сумма изрядная, и трио из кожи лезет, чтобы соответствовать образам, придуманным нанимателем. Однако поначалу работа дается непросто: даже пару часов на сцене симулировать чувства тяжело, а Амилькар определил своим подопечным совершенно титанический рабочий день: с шести вечера до девяти утра. Надрываясь от усердия, герои этой самобытной постановки постепенно приходят к осознанию, что им проще вовсе не выходить из шкуры образа, нежели каждый день облачаться в нее. Умышленное ли это решение или уже непроизвольное? Не слились ли они с этими шкурами?

Таким вопросом зритель начинает задаваться уже в середине спектакля. Поначалу игра горе-актеров была подчеркнуто ходульной и вызывала нарекания у человека, который платит, а зритель посмеивался над потугами мучеников изобразить семью. Амилькар, словно пазлы, собирал своих мнимых близких из тех черт характера, фраз и эмоций, которые ему хотелось видеть вокруг себя. Однако постепенно напряженность сходит на нет: то ли актеры поняли режиссерский замысел, то ли действительно обросли необходимыми чертами.

Богач потирает руки: вот «жена» чуть не убедила его в своей искренности, вот «дочь» готова растоптать личное счастье в угоду «папаше», а вот и «друг», которому по сюжету приходилось имитировать художника-неудачника, намалевал потрясающую картину и подарил ее Амилькару… Все эти проблески убедительности тут же маскируются: актеры не перестают подчеркивать, что лишь играют, Амилькар не устает хвалить театральных домочадцев за удачные сцены. Но сомнения уже гнетут зрителя. Как товарищ Новосельцев из культового советского кинофильма, ухаживая за Мымрой, влюбился в свой объект по-настоящему, так и театральная семья Амилькара, похоже, привязалась к своему работодателю всерьез.

Сколько стоит вера в человечество?

Кульминация пьесы страшна. Пульсация «верю – не верю» становится очень интенсивной. Амилькар готов раствориться в своем обмане и поверить, но его оглоушивает удар от «друга» Мишу – тот, получив настоящее признание в мире искусства, решает сбросить маску и расторгнуть контракт. Этот пассаж возвращает Амилькара на твердую землю. Весы окончательно склоняются в сторону неверия. Александру даже в голову не приходит, что демарш Мишу может быть не отказом от роли, а банальным человеческим предательством. Ведь и в реальной жизни друзья, случается, совершают подлости…

Амилькар теперь не верит никому: ни «жене», ни «дочери». Он захлопывает книжку собственной пьесы, распускает свою труппу… Но актеры не уходят, они готовы делить с «отцом» и «мужем» бремя забот, которые навалились на того в реальном мире. Дилемма «верю – не верю», увы, перед человеком, который платил, больше не стоит.

Купить за деньги можно иллюзию, утверждает, таким образом, пьеса. Однако эта иллюзия пагубна. Человек, привыкший радоваться удачной лжи, перестает видеть истинное счастье, разучивается верить. Цена, которую платил Амилькар, слишком высока, несовместима с его жизненными возможностями. Помните, как говорил Остап Бендер: «Я потерял веру в человечество. Разве это не стоит миллиона?» Амилькару это стоило гораздо больше…

Высокая планка

Спектакль исполнен очень качественно. Как всегда, атмосферно оформление: декорации составлены из гигантских пазлов, которые симолизируют эфемерность жизненного пространства, выдуманного для себя героем. Радует и отличная, слаженная работа осветителей, расставляющих необходимые драматические акценты.

Актерский состав привлекает уже в афише – мастерство Владимира Швеца («друг» Мишу), Павла Бодрова (Амилькар), Инны Гвоздиковой («жена» Элеонора), Аллы Ульяновой («теща» Мелия) пользуются заслуженным признанием аудитории. С удовольствием отмечу, что и новые роли Юлии Шафир («дочь» Виржиния) и Давида Чаргазии (Поло) порадуют донецких театралов. Молодые актеры в очередной раз справились с заданием и гармонично вплелись в ткань сложного театрального действа.

В общем, муздрама, как всегда, оправдала ожидания, пополнив свой репертуар еще одной жемчужиной. А овации, которыми зрители провожали актеров после премьеры, подтвердили, что Донецк достоин той высокой театральной планки, которую ему ставит МДТ им. М. М. Бровуна.

Автор Роман Карпенко, газета «Донецкое время»

Больше фотографий спектакля можно найти в официальной группе «Всё о ДНР» во «ВКонтакте»