Михей: олицетворение донецкого хип-хопа

В конце 1990-х он произвел революцию в отечественной музыке. Его песни отличаются необычным стилем, мелодичностью и душевностью, они популярны спустя десятилетия. 11 декабря исполнилось бы 48 лет нашему земляку Сергею Крутикову, известному как Михей.

Не желтая пресса

Биография Сергея Крутикова до обидного коротка, но за свои без малого 32 года этот одаренный человек создал произведения, которые навсегда остались в памяти его поклонников.
Сразу оговорим: мы не станем разбираться в причинах смерти Михея. Для автора данного материала совершенно не важно, что повлияло на столь ранее окончание его истории: наркотики, алкоголь, проблемы со здоровьем или все вместе. Гораздо важнее – что успел сделать наш герой за отведенные ему годы, каким он был по жизни и как шел к своей цели. Вот на эти вопросы мы и постарались найти ответы, а помогли нам люди, которые знали Михея лично.

«Места боевой славы»

Поселок Ханжонково поистине удивительная точка на карте Донбасса. Он находится в тихом, обособленном месте на краю Макеевки, как бы в стороне от цивилизации. Но в конце прошлого столетия здесь был настоящий центр культурной жизни шахтерского региона.
Так сложилось, что многие уроженцы Ханжонково стали знаменитыми музыкантами, художниками, спортсменами, выдающимися представителями других направлений. Например, футболист Алексей Варнавский, музыкант Борис Баклицкий, телеведущая Тутта Ларсен… Конечно, эта цепочка знаменитостей тянется от Александра Ханжонкова. Именно с него все и началось, ведь еще с незапамятных времен в поселок, названный в честь отца кинематографа, съезжались многие деятели искусства. Этот населенный пункт словно пропитан атмосферой творчества. Здесь родился и вырос Сергей Крутиков.
Нашим гидом в Ханжонково стал еще один популярный музыкант. Николай Татаров – лидер группы «Дебош», одной из самых успешных рок-команд Донбасса – оказался соседом и товарищем Михея. Мы благодарны Николаю за то, что он пожертвовал своим временем, свозил нас в Ханжонково и показал «места боевой славы». Так мы увидели дом, в котором жил Михей, школу и Дворец культуры, где он осваивал первые уроки брейк-данса. Как рассказали нам соседи, родители Сергея Крутикова умерли, а брат переехал в Москву.

– Мы учились в параллельных классах с Алексеем Крутиковым, старшим братом Михея. А с Серегой занимались музыкой в местном клубе, – вспоминает Николай Татаров. – В Хан- жонково был и есть прекрасный Дворец культуры, раньше там преподавали очень сильные наставники. Благодаря таким специалистам воспитанники многих от- делений ДК достигли серьезного уровня в той или иной творческой сфере. В Ханжонково мы все были повернуты на творчестве и к музыке относились фанатично. До такой степени были дружны – как единый кулачок!

Короли дискотек

В детстве Михей часто менял свои увлечения: два года учился играть на аккордеоне, а затем бросил, активно занимался спортом, играл в школьном ансамбле – сначала на клавишных, потом на гитаре, а затем и вовсе на барабанах.

– В конце 1980-х годов рок-культура была уже на гребне, а хип-хоп только зарождался, – продолжает Татаров. – Изначально Сергей увлекся брейк-дансом. У них был коллектив из трех человек, парни очень здорово танцевали. Я тогда был барабанщиком, наш коллектив играл на танцах, и это считалось очень крутым. Однажды Михей ко мне обратился, попросил научить его играть на барабанах. Я ему что-то показал, дал несколько уроков….

В 1987 году Крутиков поступил в авторскую школу брейк-данса к Владиславу Валову, известному как ШЕFF. Позже Валов стал основателем популярной хип-хоп группы Bad Balance, продюсером таких небезызвестных исполнителей, как Децл и Елка. А до переезда в Москву он обучал всех желающих брейк-дансу. Вроде бы даже бесплатно.
На базе школы по брейк-дансу был создан дуэт в стиле электрик-буги «Точка замерзания», участником которого стал Михей. ШЕFF поставил танцевальный номер, с которым парни стали занимать призовые места на всесоюзных брейк-данс-фестивалях. Так о донецкой школе брейк-данса заговорили во всем СССР.
Бывший директор Дворца культуры Ханжонково Ирина Зинчук давно на пенсии, но своего воспитанника Сергея Крутикова помнит хорошо.

– Это было достаточно давно, уж три десятка лет прошло. Но он мне запомнился десятилетним мальчиком с большим талантом танцора. Очень скромный, особо даже ничем не выделялся. Вместе с друзьями Сережа освоил новое тогда направление в хореографии – брейк-данс. Их коллектив принимал участие во многих мероприятиях, они ставили такие трюки, которых тогда никто не видел. Ребята были королями дискотек, – рассказала она.

Не отрываясь от корней

В 1989 году Валов поступил в Ленинградский университет гуманитарных наук, а на следующий год студентом этого вуза стал и Крутиков, после чего вошел в состав донецко-питерской группы Bad Balance. В 1993 году все члены группы переехали в Москву для концертной деятельности.
Группа Bad Balance каждую неделю выступала в московском клубе Jump, давала выездные концерты совместно с Богданом Титомиром. Затем парни отправились в Германию, где сначала танцевали за деньги на берлинском бульваре «Кудамм», а позже выступали в известных берлинских клубах.

– Когда Михей уехал учиться Питер, мы продолжали общаться. Он приезжал домой на каникулы и все пытался нам вбить в голову, что рок-музыка скоро умрет, а за хип-хопом будущее. Потом, когда он уже добился успеха в Москве, все равно не забывал родной край. Приезжал, когда было свободное время, приходил к нам на репетиции. Мы подолгу разговаривали о музыке, шоу-бизнесе. Никакой звездности в нем  не было совершенно. Он был простым, открытым парнем. У нас в Ханжонково все такие, – с гордостью говорит Николай Татаров.

Любовь Михея к Донбассу подтверждает еще один факт, о котором вспомнили все наши собеседники. Уже во время взлета группы «Михей и Джуманджи» одним из городов в плотном гастрольном графике числился Донецк. Так вот, Крутиков позаботился о том, чтобы после аншлагового выступления в «Дружбе» группа дала еще один концерт «для своих» в родном ДК Ханжонково.

Прорыв и сенсация

Bad Balance завоевала славу лучшей хип-хоп-группы России. В этом успехе была большая заслуга Михея, который вносил весомый вклад в музыкальную составляющую репертуара. Параллельно Сергей писал собственные песни, но публиковать их не спешил, поскольку понимал, что его творчество не соответствует достаточно узкому рэп-формату.
Эти наработки несколько лет ожидали своего часа, и вот он настал. В 1998 году Крутиков покинул Bad Balance и основал собственный проект «Михей и Джуманджи». Дебютный альбом «Сука любовь» получил неимоверный успех, а каждая песня в нем оказалась шедевром. Одни источники утверждают, что заглавную песню пластинки Михей написал о девушке из Донецка, с которой встречался в юности. По другой информации, композиция посвящена Анастасии, гражданской жене Крутикова.
Альбом принес Михею всероссийскую известность, его называли прорывом и сенсацией. Особенное удивление у рецензентов вызывало то, что популярной стала группа, работающая в стилистике, совершенно чуждой для российской массовой культуры. Стилистически песни Михея очень разнообразны. Основой альбома являются регги и соул, но присутствует в нем и эйсид-джаз, и драм-н-бэйс, и диско, и ритм-н-блюз. В авторских песнях Михей раскрылся еще и как вокалист. Причем ему удалось найти свою собственную, неповторимую манеру исполнения.

– Вообще, в юности Сергей никогда не пел, за ним такого не замечалось. Но мы с ним были поклонниками творчества Владимира Кузьмина, – вспоминает Николай Татаров. – И вот лично мне манера пения Крутикова напоминает раннего Кузьмина. Послушайте песни Михея и сравните с группой «Карнавал», в которой пел молодой Кузьмин. Думаю, вы найдете некоторую схожесть.

– Иногда Сережа читал рэп, но это было далеко от пения. О том, что он хорошо поет, мы узнали, после того как он уехал в Москву. Вот там ему удалось в полной мере развить свои способности. Лично я слышала несколько его песен. Конечно, сделано талантливо, хотя, признаюсь, это не моя музыка, – поделилась Ирина Зинчук.

Редко, но метко

«Михей и Джуманджи» стали гастролировать по всему СНГ. Новые песни Крутиков записывал редко. Это были совместные работы («На дачу» с ТНМК, «По волнам» с Via Chappa), либо кавер-версии («Троллейбус» Виктора Цоя, «Рыбка» Александра Барыкина, «Дорога к морю» Юрия Антонова).
Единственной песней, написанной и записанной одним Михеем после выхода дебютного альбома, стал хит «Для тебя». В 2002-м он совместно с Сергеем Галаниным записал ремейк песни «Мы дети большого города», а осенью того же года Крутикова не стало. Ему был всего 31 год…

– Помню, у нас был концерт в одном из донецких клубов. На нем я случайно встретился с парнем, которого знал с детства. И вот он сообщил, что Михей умер… Конечно, это был момент шока и для меня, и для всех, кто его знал, – признался Татаров.

Такова картина Михея – простого парня из Ханжонково. Он прожил короткую жизнь, но его песни помнят и любят до сих пор.

«Я не Михей»

После смерти Сергея Крутикова донецкая группа Dead Leo посвятила своему земляку и другу песню «Я не Михей»:

«Я не Михей, а ты не Джуманджи.
Думай о вечном, думай о главном.
Поверь, тебе не войти в эту дверь,
Поверь, поверь, поверь…»

В свое время песня прочно закрепилась в ротации многих радиостанций Донбасса и СНГ, став настоящим хитом. Ее можно легко спутать с творчеством самого Сергея Крутикова, поскольку манера вокального исполнения очень похожа.
Об истории возникновения этого произведения рассказал Алексей Ашурков (Ганс), экс-участник Dead Leo, а в настоящее время бас-гитарист группы Greys.

– Музыку написал я, а текст – вокалист Dead Leo Владимир. Песня быстро разошлась по радиостанциям, мы даже толком не успели понять, что произошло. Она звучала повсеместно, – вспоминает Алексей.

Группа Dead Leo просуществовала всего пару лет, но, как оказалось, свою основную миссию выполнила.

– Главное, что нам удалось написать песню о выдающемся человеке. Михей – олицетворение донецкого хип-хопа и вообще основатель нового музыкального направления, в котором работал. Он остается нашей единственной гордостью в области рэп-культуры.

По материалам газеты «Донецкое время»