Два месяца назад мы рассказывали о тех местах, в который 32 года назад проходили съемки «Зеркала для героя» – пожалуй, самого лучшего из снятых в Донецке художественных фильмов. Эта публикация всколыхнула целую волну воспоминаний у тех жителей города, которым довелось летом 1987 года поучаствовать в киносъемках или стать их очевидцами.

Режиссер сыграла режиссера

Выяснилось, что в ставшей потом культовой картине снимался почти весь творческий коллектив донецкого народного театра-студии «4-й этаж» во главе с его бессменным режиссером Валентиной Ефимовой. Причем не только в массовках – некоторым самодеятельным актерам доверили роли, хоть и эпизодических, но запоминающихся персонажей.

«Наш театр тогда, как и сейчас, находился во Дворце молодежи «Юность», – вспоминает Валентина Ефимова. – А приехавшая в Донецк съемочная группа фильма во главе с режиссером Владимиром Хотиненко поселилась в расположенной напротив гостинице «Шахтер». В один из дней к нам в театр пришла ассистент режиссера Инна (уже не помню ее фамилию) и сказала, что ищет актеров на эпизоды и массовые сцены. Прямо в театре она сделала несколько фотопроб и отнесла их Хотиненко. Вскоре вернулась и позвала меня к режиссеру. После разговора с ним я привела в гостиницу наших ребят, прямо там, в фойе, делали фотопробы и отбирали людей на эпизоды».

Например, Вику Гаевую утвердили на роль секретаря директора шахтоуправления Тюкина, который кричал ей «Валя, кофе!» Сама Валентина Михайловна сыграла небольшую роль режиссера, снимавшего в фильме фильм. По ее словам, она не хотела играть, но Владимир Хотиненко на этом настоял. Причем заставил Валентину Ефимову надеть брюки, которые она никогда не носила.

«Пришлось мне взять их у дочери Елены, которая тоже была на съемках. Мы переоделись прямо в автобусе: я надела ее желтые штаны, а она – мою юбку, – продолжает свой рассказ Валентина Михайловна. – Я там бегала по съемочной площадке в этих желтых штанах и как режиссер кричала в мегафон, командуя массовкой. Кстати, я не только сыграла роль режиссера, но еще и была в съемочной группе фильма вторым режиссером – вместо человека, который не приехал. Хотиненко знал, что у меня есть опыт не только театрального режиссера, что я снимала до переезда в Донецк на киностудии в Средней Азии документальные фильмы».

Не раз она возила в больницу имени Калинина (ныне это Донецкое клиническое территориальное медицинское объединение) актера Якова Степанова, который играл слепого и обгоревшего Сашку-танкиста. Там ему делали своего рода бельма на глаза.

«Целый день приходилось с ними ходить, глаза из-за этого воспалялись, он мучился», – вспоминает Валентина Ефимова.

Больше других Валентине Михайловне запомнился эпизод с участием того же Сашки-танкиста – когда тот остановил на пересечении проспекта Труда и улицы Красноармейской грузовик, который вез пленных немцев. Один из пленных – его сыграл актер Большого театра Владимир Богачев – тогда запел великолепным голосом арию из оперы Вагнера «Тангейзер». А Валентина Михайловна вместе со звукооператором лежала в этот момент на дне грузовика, в ногах у «фашиста», и держала микрофон.

В этой же сцене по улице гуляли актеры театра «4-й этаж», изображавшие жителей послевоенного города Сталино (нынешнего Донецка). Вообще в массовках было занято больше 70 подопечных Валентины Ефимовой.

На съемках фильма: с мегафоном – Валентина Ефимова
На съемках фильма: с мегафоном – Валентина Ефимова

Герои массовки

В этом же эпизоде участвовала в массовке Ирина Кравченко (тогда еще у нее была девичья фамилия Шифрина). У женщины сохранилась фотография, на которой сразу после съемок запечатлена их компания, изображавшая жителей Сталино, прогуливавшихся на углу проспекта Труда и улицы Красноармейской.

«Нас собрали в «Шахтере», загримировали и переодели в одежду, которую носили в послевоенные годы, – рассказывает Ирина Кравченко. – Высоких парней переодели в пленных немцев. Когда они во время перерыва зашли перекусить в буфет, то люди, которые там были, испугались. Снимали много дублей этой сцены с немцами, поэтому нам пришлось прогуливаться по перекрестку много раз. Было довольно тяжело и непривычно. Но в то же время очень интересно. Кстати, спустя несколько лет я снялась в массовке еще в одном фильме, который назывался «Дафнис и Хлоя». Его снимал в Крыму режиссер Юрий Кузьменко. Там я тоже изображала горожанку, но древнегреческую. Также продолжаю играть в театре: до прошлого года была в труппе «4-го этажа», а сейчас – в театре «12/18», который находится в Пролетарском районе Донецка, в ДК имени ХХ Победы».

Массовка после съемок: слева в черном пиджаке – Ирина Кравченко
Массовка после съемок: слева в черном пиджаке – Ирина Кравченко

На съемки «Зеркала для героя» Ирина Кравченко привела и свою знакомую Елену Зарубину, которая тогда работала заведующей читальным залом библиотеки Донецкого института советской торговли. А в фильме сыграла уборщицу тетю Дусю, выгонявшую из конторы главных героев Андрея Немчинова и Сергея Пшеничного (их играли Иван Бортник и Сергей Колтаков). Потом ей удалось с ними душевно пообщаться. Особенно понравился Елене Зарубиной простой и веселый Бортник, по тем временам он был главной звездой фильма.

В театре «4-й этаж» в то время играл и будущий муж Ирины – Николай Кравченко. Естественно, он тоже попал на киносъемки.

«Мой будущий муж Николай (теперь уже покойный), а также Олег Перепелюков и Дмитрий Чубурков играли бандитов, которые ограбили кассу на шахте, – рассказывает Ирина Кравченко. – Мы тогда долго смеялись, когда «ранили» Чубуркова, и его всего залили красной краской».

Дмитрий Чубурков, который сейчас работает ведущим передач на телеканале «Юнион» и продолжает играть в театре «4-й этаж», тоже с улыбкой вспоминает тот эпизод с ограблением кассы: «Когда я стоял спиной к камере, на моей спине раньше времени взорвался пакет с краской. Только со спины меня и показали в фильме. Я с тех пор говорю, что сыграл главную роль восьмого плана».

Олег Перепелюков играл не только бандита, но еще был задействован в нескольких массовых сценах. В том числе принимал участие в «воскреснике», во время которого горожане сажали деревья. У него тоже осталось на память довольно много фотографий с тех съемок.

«Мне понравилось то, что мы как будто на время перенеслись в другую эпоху. Особенно запомнилась неповторимая атмосфера на съемках», – вспоминает Олег.

Эту душевную атмосферу с теплотой вспоминаю практически все, с кем довелось говорить о фильме. Подробнее об этом мы расскажем в следующем номере газеты.

Многие сцены вырезали

Когда снимали «Зеркало для героя», Елена Кондрашкина как раз закончила школу и собиралась поступать в театральный вуз. Участие в киносъемках еще больше укрепило ее желание стать актрисой. И она ею стала. Сейчас Елена Кондрашкина служит в Тамбовском драмтеатре, а до этого много лет являлась актрисой Донецкого театра юного зрителя, который находится в Макеевке, была удостоена звания Заслуженной артистки Украины.

«Во время съемок фильма было интересно наблюдать за спецэффектами, за игрой профессиональных актеров, вместе с которыми мы не только снимались, но и гримировались. Они казались мне очень демократичными и свободными, — говорит Елена. – Атмосфера на съемочной площадке была упоительной. Я потом снималась в сериалах, но там не испытывала такого сильного ощущения от настоящего кино, как на съемках «Зеркала для героя». И сам фильм получился очень проникновенным и атмосферным. Когда он вышел на экраны, мы его бурно обсуждали. Весь наш театр пригласили на презентацию картины в кинотеатре имени Шевченко, на которую приезжала почти вся съемочная группа».

Но, по словам актрисы, в фильм не вошли многие сцены, которые долго снимали, делали дубли.

«Например, нас попросили спеть украинские песни для сцены воскресника, — рассказывает Елена Кондрашкина. — Я тогда занималась не только в театре, но и в хоровой студии. Поэтому возглавила компанию женщин, которая исполняла песни – разложила, кто каким голосом будет петь. Спели мы замечательно, все были в восторге. Но эта сцена, как и многие другие, не вошла в фильм».

В результате Елену показали в «Зеркале…» только один раз – во время собрания на шахте, правда, крупным планом.

Ее тезка и подруга Елена Чересло, которая сейчас живет во Франции и пишет книги в жанре фантастики, тоже говорит, что очень много эпизодов из фильма вырезали, хотя до этого их подолгу снимали, делали множество дублей.

«Режиссер постоянно что-то предлагал, а потом все менял, ему всегда все не нравилось, он сильно нервничал, — вспоминает Елена Чересло. – Например, когда снималась сцена собрания в актовом зале, один из осветителей пробежал к своей аппаратуре. Это заметил режиссер и заявил, что в кадре появился посторонний, поэтому все нужно переснимать. Ассистент ему сказал, что все нормально и допустимо. Но Хотиненко настоял на том, чтобы сцену пересняли. Причем переснимали ее не один раз».

Еще Елена вспоминала эпизод с лопатой, которая по сценарию должна была сломаться во время посадки деревьев. Для этого ассистент принес лопату с заранее распиленным, а затем склеенным черенком. Но режиссер сказал, что это халтура – все должно выглядеть естественно. Между ними начался разговор на повышенных тонах.

«И тогда кто-то из массовки просто сломал черенок другой лопаты и закрепил его на месте слома. Режиссер остался доволен. Эта лопата и попала в кадр», — говорит Елена.

Невероятная атмосфера

Но она, как и другие, признает, что даже несмотря на такой перфекционизм Владимира Хотиненко, атмосфера на съемках была замечательной и веселой. А без режиссера вряд ли удалось бы добиться такого эффекта.

Сам Владимир Хотиненко, вспоминая съемки «Зеркала для героя», в интервью нашему коллеге Руслану Мармазову три года назад сказал: «У меня никогда не было такой фантастической массовки. Во время съемок была совершенно невероятная атмосфера. Представьте себе, приходилось за 150 километров ехать автобусами от гостиницы «Шахтер», в жару. А массовка — шахтеры, веселые такие, с тормозками, терпеливые: снимать надо? Так не волнуйтесь, мы все сделаем. Спеть надо? Пожалуйста! Это очень органичные, прекрасные люди. Я на всех своих последующих картинах непременно вспоминал донецкую массовку».

Примерно такие же впечатления остались от съемок фильма и у Заслуженного артиста Российской Федерации Бориса Галкина, сыгравшего в фильме молодого отца одного из главных героев.

«Сниматься было чрезвычайно легко и интересно. Вся съемочная группа и актеры были просто влюблены не только в сценарий картины и повесть, по мотивам которой он был создан, но и в сам Донецк, — рассказывал он в 2015 году в интервью еще одному нашему коллеге Александру Ильину. — Атмосфера была создана уникальная, нас кругом принимали доброжелательно, с открытым сердцем, со всей широтой души. Повторю, тогда было так радушно и тепло, что воспоминания остались на всю оставшуюся жизнь».

Елена Чересло это тоже подтверждает: «На съемках не было границы между актерами и массовкой. Мы снимали фильм одной большой и дружной семьей. Именитые актеры относились к нам просто, без высокомерия. Мы могли с ними поговорить, задать вопросы, сфотографироваться. Мы переодевались в одной гримерке с актрисой Натальей Акимовой, которая играла молодую маму Сергей Пшеничного — одного из двух главных героев. Я сначала снималась в красной кофточке с беленькими черточками, а потом ее отдали Наталье Акимовой. Ее можно увидеть в ней в кино».

Самый яркий персонаж из Донецка

В массовых сценах играли не только актеры народного театра «4-й этаж», но и очень многие жители Донецка и других мест, в которых проходили съемки.

Из числа наших земляков наиболее заметная роль в фильме досталась Валентину Ароняну, ныне уже покойному. Он не просто появлялся в кадре в нескольких сценах, но и везде много говорил, шутил, гоготал, играя шахтера-балагура, — коллегу и приятеля стахановца Пухарева (его изображал Сергей Паршин).

«Когда Валентина пригласили сыграть в кино, он был одним из ведущих характерных актеров народного театра имени Ленинского комсомола, что располагался в нашем донецком ДК имени Ленина, — рассказывает Ирина Белоколос, которая в те времена тоже входила в труппу этого театра. – А вообще Валентин был обычным работягой с ДМЗ, но при этом очень талантливым и ярким актером».

Владимиру Хотиненко самодеятельный донецкий актер так понравился, что режиссер дал Валентину Ароняну еще одну эпизодическую роль в своем фильме «Рой», который он снял три года спустя после «Зеркала для героя» уже на территории России.

Владимир Иванович еще в те времена собирался снова приехать в Донецк. Но так и не сложилось.

Посетивший наш город в 2015 году Борис Галкин, вспоминая о «Зеркале для героя», поделился: «Этот фильм сегодня как никогда необходим. Есть такая задумка – привезти фильм в Донецк. Если получится, то сделаем это вместе с Володей Хотиненко. Хотим показать эту удивительную картину и потом об увиденном поговорить со зрителями».

Будем надеяться, что это рано или поздно произойдет.

Сергей Голоха, газета «Донецк вечерний»