Как в ДНР осуществляется инклюзивное обучение для инвалидов?

Близится новый учебный год. Все школьники и их родители готовятся к 1 сентября с волнением. Особенно те, кто идет первый раз в первый класс. В нашем государстве право на получение образования имеют все. В том числе и дети с ограниченными возможностями. В зависимости от заболевания и его тяжести, такие ребята могут получать образование в специализированном интернате, на индивидуальном обучении на базе любой общеобразовательной школы или же на дому. Но сегодня во многих странах весьма успешно внедряется и инклюзивная форма обучения для детей-инвалидов. О том, что это такое, нас просили рассказать наши читательницы, мамы будущих первоклассников, имеющих ограниченные возможности здоровья. За ответами на вопросы, касающиеся инклюзивного образования, мы обратились в пресс-службу Министерства образования и науки ДНР. Вот что там нам ответили.

Что представляет собой инклюзивное обучение?

Официальная формулировка гласит: «Инклюзивное образование – это образование, при котором дети с ограниченными возможностями здоровья, несмотря на свои физические, интеллектуальные и иные особенности, включены в общую систему образования и обучаются в общеобразовательных школах вместе со своими сверстниками, не имеющими ограничений по здоровью». Также, согласно Закону ДНР «Об образовании», такая форма обучения обеспечивает равный доступ к освоению школьной программы для всех ребят с учетом их индивидуальных возможностей.

В пресс-службе Министерства образования отмечают массу положительных моментов инклюзии: «Для ребят с особенными возможностями очень важна социализация, и инклюзивное обучение помогает им влиться в коллектив сверстников. Опыт наших коллег из других стран и наши наработки доказывают, что все дети могут обучаться вместе, вне зависимости от их индивидуальных особенностей и отличий. Правда, инклюзивное образование требует и гибкого подхода к преподаванию для удовлетворения различных потребностей в обучении».

Какие категории детей-инвалидов могут обучаться на инклюзии?

Таких категорий немало. Очень хорошо вливаются в коллективы общеобразовательной школы и ребята с нарушениями слуха (глухие, слабослышащие, позднооглохшие) и те, у кого имеются нарушение речи, и ученики с нарушениями опорно-двигательного аппарата. Также на инклюзивном обучении могут находиться дети с нарушениями зрения, причем как слабовидящие, так и незрячие. Получается сидеть в одном классе с обычными детьми и у ребят с задержкой психического развития или нарушениями интеллекта (разными формами умственной отсталости). С некоторыми сложностями адаптируются в большом коллективе дети с аутизмом и расстройствами аутистического спектра, а также малыши, страдающие нарушениями поведенческой сферы. Иногда на инклюзию берут даже учеников со сложной структурой дефекта. Например, если у ребенка заболевание опорно-двигательного аппарата и нарушение интеллекта или речи.

Сидя в общем классе, ребенок-инвалид может обучаться как по программе общеобразовательной школы, так и по адаптированной. Решение об этом принимается индивидуально для каждого ребенка по результатам обследования психолого-медико-педагогической комиссии.

О плюсах и минусах инклюзивного обучения

Для ребенка с особыми потребностями очень важно общение со сверстниками. Это помогает не просто получать какие-то знания, но и способствует его максимально возможной реабилитации и дальнейшей интеграции в общество. А для одноклассников особых детей общение со сверстниками, имеющими особенности развития или ограничения по здоровью, тоже полезно. Ведь таким образом у подрастающего поколения формируется терпимость и понимание, что наш мир разнообразен и многолик и каждый человек имеет равные права.

Для общеобразовательных школ инклюзивное обучение полезно тем, что требует создания специальных условий обучения для детей с особыми образовательными потребностями, наличия гибкой адаптивной образовательной среды, которая может соответствовать образовательным потребностям всех детей, учащихся данного образовательного учреждения.

Из недостатков инклюзивного обучения в профильном министерстве назвали лишь отсутствие апробированного на практике и общественно признанного опыта совместного обучения детей разных категорий, а также недостаточное научное и методическое обоснование инклюзии в современных социально-экономических условиях. Ведь в общественном сознании инклюзивное образование носит пока экспериментальный характер.

Готовы ли обычные дети сидеть в одних классах с особыми?

В Министерстве образования ДНР уверены, что можно подготовить обычных ребят и их родителей к тому, что в классе общеобразовательной школы рядом с ними будут сидеть сверстники с особенностями развития. Но это необходимо делать системно, через просвещение и обучение всех участников образовательного процесса, создавая необходимые условия в образовательной среде. Важно, чтобы дети с ограниченными возможностями здоровья и их обычные сверстники росли и обучались вместе с самого раннего возраста. Это научит одноклассников понимать потребности их соучеников с ограниченными возможностями здоровья и поможет сформировать у растущего поколения особое мировоззрение.

«Инклюзивное образование – это не только пандусы, подъемники, это знание психики и психологии детей с ОВЗ, это новый культурный и образовательный уровень», – отмечают в пресс-службе Минобрнауки ДНР.

Нормативные документы по инклюзии

В ДНР инклюзивное обучение прописано на законодательном уровне. О том, как оно должно быть организовано, можно прочитать в «Законе об образовании», в Концепции развития инклюзивного образования Донецкой Народной Республики, приказах Министерства образования и науки и локальных нормативных актах образовательных организаций.

В соответствии с законом организовать инклюзивное обучение можно в любой общеобразовательной школе. Но для этого нужна соответствующая материально-технической база, кадровое обеспечение и психологическая подготовка всех участников учебно-воспитательного процесса – педагогов, учащихся, родителей.

Пока в Донецке лишь две школы организовали и успешно внедряют технологии инклюзивного обучения. Это школа «Корн» и школа № 29 имени В. Н. Масловского. На инклюзивном обучении там находятся дети с аутизмом и задержкой психического развития.

Инклюзия в вузах и техникумах ДНР

По информации Минобрнауки ДНР, сейчас в 16 образовательных организациях высшего профессионального образования обучаются 307 студентов с ограниченными возможностями здоровья. Это дети-инвалиды I–III групп. Среди будущих обладателей высшего образования есть ребята, страдающие общими заболеваниями, с нарушениями опорно-двигательной системы, слабовидящие и слабослышащие.

В 57 образовательных организациях среднего профессионального образования обучаются 367 студентов, требующие особого внимания.

«Зачисление студентов для обучения по выбранной профессии или специальности ограничивается медицинскими показаниями, которые оговорены соответствующими нормативными правовыми документами, и это правильно, – отмечают в пресс-службе Минобрнауки. – Нельзя допустить, чтобы в период обучения или после трудоустройства ухудшилось здоровье студента. Обучающиеся, являющиеся инвалидами, у которых не выявлены нарушения психического и интеллектуального развития, зачисляются в обычные группы и проходят обучение с обычными студентами. Для глухих и слабослышащих ребят организованы группы до шести человек. Вместе с преподавателем урок ведет сурдопереводчик».

Есть возможность получить профессию и у детей с отклонениями в умственном и психическом развитии. По выбору они могут освоить навыки маляра, монтажника санитарно-технических систем и оборудования, рабочего зеленого строительства, рабочего по комплексному обслуживанию и ремонту зданий, столяра, штукатура, кухонного рабочего, обувщика по ремонту обуви.

Наши работники системы образования не сидят на месте. Они обмениваются опытом с российскими коллегами через изучение методических материалов ведущих российских коррекционных педагогов, дефектологов, а также посещают семинары, конференции и мастер-классы в Российской Федерации.

Все это вселяет оптимизм и надежду на то, что будущее у инклюзивного образования в ДНР есть.

Ксения БЕЛАШОВА, газета «Донецк вечерний»