«Ромео и Жанетта» – их повенчало море

Жизнь в Донецке продолжается. Продолжается, несмотря ни на что. Вот уже шесть лет остановить ее не могут боевые действия. И уж точно это не под силу коронавирусу, так напугавшему весь мир. Да, во избежание эпидемии, несмотря на отсутствие официально зарегистрированных случаев заболеваний, в ДНР вводятся превентивные меры безопасности, в том числе были приостановлены показы спектаклей в театрах, причем в канун Всемирного дня театра, который отмечается 27 марта. Но творческий процесс кипит, спектакли переносятся, однако в большинстве своем не отменяются.

Так будет и с постановкой пьесы Жана Ануя «Ромео и Жанетта» на основной сцене МДТ имени М. М. Бровуна. Планировавшуюся на 20 марта премьеру зрители увидят позже. А пока, на минувшей неделе, еще до выхода приказа о временном запрете всех массовых мероприятий, состоялся показ этой новинки для прессы.

Странная история любви

Те, кто следит за театральными новинками, уже знакомы с творчеством этого интересного французского драматурга, творившего в минувшем столетии. Им знаком его почерк, его стремление рассказать о человеческих чувствах ярко, глубоко, с откровенностью, распахивающей сердца. Раньше его пьеса «Бал воров», поставленная на сцене Донецкой муздрамы, была одним из популярных у публики спектаклей. А те, кто еще до войны ездил на премьеры в Мариупольский театр, остались под впечатлением от «Приглашения в замок».

И вот новая встреча с творчеством Жана Ануя, с его пьесой, написанной в 1945 году, где рассказана одна из самых запутанных историй. Запутанных в плане чувств и эмоций. История немного странная. История, относиться к которой равнодушно нельзя. Она вызывает либо восторг, в первую очередь, либо неприятие и непонимание. Но к финалу даже этот негатив, это возмущение поведением героев сметает буря чувств со сцены, захлестывающая зал, подобно морскому приливу, играющему роковую роль в сюжете.

Чтобы рассказать о «Ромео и Жанетте» мне потребовалось время. Время для того, чтобы улеглась буря эмоций внутри, подобная той, которую переживали все персонажи пьесы. Спектакль, поставленный приглашенным российским режиссером Сергеем Бобровским, производит сильное впечатление. Это не развлекательное зрелище. Жанр пьесы постановщик определил как «Историю любви в двух действиях».

В работе Сергея Бобровского четко прослеживается его авторский почерк – стремление к минимализму на сцене, акцент на чувствах и внутреннем мире персонажей, наличие оригинальных деталей в сценографии. В «Ромео и Жанетте» нетривиальным стало присутствие моря. Нет, воды и волн на сцене не было, но их близость была видна по дуновению ветра, менявшегося от легкого бриза до настоящего урагана. А противоречивая история любви разворачивалась среди минимума декораций и реквизита. Актеры так вжились в роли и играли с такой отдачей, что большие предметы на сцене просто мешали бы происходящему, перегружая визуальную картинку для зрителей.

Три главных героя…

Героев спектакля трудно поделить на главных и второстепенных, хоть по сюжету в центре внимания и оказываются влюбленные Фредерик и Жанетта. Однако все персонажи связаны в единое целое так, что без любого из них эта история просто развалилась бы.

Роль Жанетты досталась Виктории Селивановой, актрисе с интересной творческой судьбой. В театр она пришла как солистка-вокалистка и начала с небольших ролей в музыкальных постановках. Но драматический талант Виктории очень быстро расцвел буйным цветом, и ей начали доверять воплощение более сложных образов. Сегодня она прекрасно играет самых разноплановых героинь в драматических спектаклях.

Работа над перевоплощением в Жанетту заслуживает восхищения. Кажется, что для этого такой актрисе пришлось полностью перевернуть собственный внутренний мир и, выходя на сцену, превращаться в своего полного антипода. Хотя, возможно, что она просто вытащила из глубины души чисто женское видение мира, где чувства превыше разума, логики и способны противостоять даже самой смерти. В образе простой девушки Жанетты, созданном Викторией Селивановой, причудливо переплелись черты многих классических героинь. Она ценит свободу, подобно Кармен. Она готова отдать себя без остатка любимому и даже сгореть в этих чувствах, как Шолоховская Аксинья. Она похожа на природную стихию и причудливо соединяет в себе черты двух стихий – моря и ветра.

Фредерик в исполнении Давида Чаргазия – полная противоположность Жанетты. Спокойный, несколько приземленный, он не ищет бури. Молодой человек живет вполне земными интересами и терпеливо строит для себя стабильное будущее. Но где-то в глубине подсознания его тяготит предсказуемость каждого дня. С первого взгляда кажется, что душа Фредерика не просит бури. Но насколько же привлекательной оказывается эта стихия – стихия любви, стихия чувств и страсти! Привлекательной настолько, что даже притупляет один из самых главных инстинктов человека – инстинкт самосохранения. Давид Чаргазия был убедителен в этой роли. Зная темперамент актера, можно предположить, что в работе над ролью ему пришлось сдерживать эмоции и, возможно, даже ломать какие-то стереотипы. Но результат оказался превосходным.

Настоящим шедевром стала работа Максима Селиванова, которого режиссер увидел в образе брата Жанетты Люсьена. Сыграть умалишенного, да так, что зрители будут наблюдать за этим затаив дыхание – задача не из легких. Актер справился с ней превосходно. Трудно описать словами то, что он творил на сцене. Образ, в какой-то степени получился гротескным, но не карикатурным. Внешняя атрибутика, своеобразный костюм и грим, пластика, порой переходившая в ранг сложных акробатических элементов, вносили какие-то интересные черты в трактовку персонажа. Но на авансцене с первого появления героя и до самого финала главенствовала драматическая игра. Даже не игра, а жизнь. Непростая жизнь человека, утратившего психическое равновесие из-за предательства жены. Как бы удивительно это ни казалось, но сумасшедший Люсьен не обозлился на весь женский род и сохранил любовь к окружающему миру вместе с потрясающим умением отличать добро от зла.

…и другие действующие лица

Хороша была и Екатерина Сечкина в роли Юлии, невесты Фредерика. Абсолютно положительная девушка с традиционными взглядами на жизнь мечтала о простом человеческом счастье. Бури ей были чужды, и венцом желаний оставалась тихая гавань. Одновременно внутренний мир Юлии оказался настолько трепетным и хрустальным, что не выдержал предательства. Роковой поступок чуть не стал фатальным. Тернистый путь к счастью оборвался, его смыл прилив. Как сложится судьба героини дальше? Ответить на этот вопрос сможет полет зрительской фантазии.

Небольшие, но яркие роли были и у представителей старшего поколения актеров. Заслуженная артистка Украины Алла Ульянова сыграла мать Фредерика – женщину строгих правил, консервативную до кончиков пальцев, любящую порядок, но не злобную фурию, а личность, понимающую, что такое хорошо и что такое плохо. Ее внутренний стержень помог устоять перед любыми бурями, в том числе и перед силой морского прилива.

В какой-то мере силен и отец Юлии, Жанетты и Люсьена в исполнении Сергея Банникова. Да, периодически он пытается взглянуть на проблемы сквозь призму стакана с горячительным. Но умеет и отрешиться от существующих проблем, чтобы порадоваться приятным мелочам.

В финале в зале стояла тишина. Длилось это несколько секунд. Казалось, что зрители прислушиваются к шуму морских волн. Потом был взрыв аплодисментов. Актеры получили заслуженное одобрение. И после того, как театр снова приступит к работе, они сорвут еще много оваций.

Мы с нетерпением будем ждать этого момента.

Ольга СТРЕТТА, газета «Донецк вечерний»