Анатолий Бибилов о братстве, памяти, перспективах

Анатолий Бибилов, президент Республики Южная Осетия, во время своего визита в Донецк стал гостем телеканала «Оплот». В эксклюзивном интервью Анатолий Ильич рассказал о многом: о дальнейшем взаимодействии ДНР и РЮО, о своем отношении к военному конфликту в Донбассе. 

Но началась беседа с воспоминаний нынешнего президента Южной Осетии о его армейской молодости. Дело в том, что Анатолий Ильич в 1988 году поступил в Рязанское училище ВДВ им. Ленинского комсомола, ныне Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище имени генерала армии В. Ф. Маргелова, которое совсем недавно отметило столетие со дня основания.

Маргеловский дух

– Анатолий Ильич, годы обучения в Рязани как-то отразились на вашей дальнейшей судьбе, на формировании характера?

– Убежден в том, что каждый офицер, окончивший Рязанское воздушно-десантное училище, впрочем, как и те, кто не доучился до конца, безусловно, гордится тем, что в нем учился. В те годы, когда я проходил в нем обучение, оно носило имя Ленинского комсомола, а позже получило имя Василия Филипповича Маргелова. Говоря о воспитании, формировании характера выпускников, хочу сказать, что кроме таких качеств, как сила духа, воля, прививались и другие свойства, необходимые настоящему мужчине. Училище много чего дало, но первое и самое главное – это дух. Все десантники называют его маргеловским духом. Именно он движет всеми десантниками – советскими, а сейчас – российскими.

– Вы были чемпионом училища по рукопашному бою…

– Да, дважды я был чемпионом училища по рукопашному бою, становился чемпионом полка и чемпионом Псковской дивизии. Был призером воздушнодесантных войск.

– Наверное, не многие могут этим похвастаться?

– Почему же? Многие. Поверьте, есть люди, у которых достижений больше.

– Вы нередкий гость в Донбассе. Когда вы к нам приезжаете, есть чувство, ощущение войны?

– Я неоднократно говорил, и не устану повторять: то, что сейчас переживают Донецкая Народная Республика и Луганская Народная Республика, пережил народ Южной Осетии. Но, к большому сожалению, здесь масштабы гораздо больше, жертв больше, разрушений больше. Я, с вашего позволения, с позволения жителей Донбасса, считаю себя другом народа ДНР. Поэтому не приезжать к вам я не имею права. Не поддерживать людей, которые борются за право жить свободно, развиваться, воспитывать детей, я не имею права. Здесь мои единомышленники, люди, которые мне близки, они воспитаны в духе братства, в том духе, в котором нас воспитывали наши деды и отцы. Люди в Донбассе ценят те отношения, которые сложились между нами еще в Советском Союзе: когда наши народы радовались общим достижениям, победам, свершениям. И вот это братское единение народов в Советском Союзе здесь есть, равно как оно есть и в Южной Осетии. Именно это еще больше обязывает быть рядом.

Обширное поле совместной деятельности

– В этот раз вы приехали в Донецк по случаю инаугурации нового Главы Республики. Знаю, что вы были в хороших отношениях с Александром Захарченко… Вы общались с Денисом Пушилиным, как вы думаете, сложатся отношения?

– С Александром Владимировичем у нас были не просто хорошие отношения, мы дружили семьями, у нас были братские отношения. Он был человеком, который посвятил жизнь своему народу, который сражался за него. Такие люди вызывают огромное уважение. Думаю, излишне говорить, что его гибель – невосполнимая потеря для народа Донецкой Народной Республики. Что касается дальнейшего пути… Ведь Александр Захарченко и Денис Пушилин работали вместе, двигались вместе. Денис Владимирович не напрасно долгое время был Председателем Народного Совета ДНР. Мы и втроем неоднократно встречались, обсуждали дальнейшие планы. Поэтому вектор развития в любом случае не изменится. Отношения наших государств не претерпят изменений в худшую сторону – это я вам точно могу сказать. Связи между нашими братскими Республиками неизменны. Более того, теперь, после инаугурации, нам с Денисом Владимировичем нужно разработать план следующих шагов, которые позволили бы еще больше сблизить наши государства. Мы должны вырабатывать более тесное, более близкое взаимоотношение.

– И все же: удалось о чем-то переговорить с Денисом Владимировичем касательно дальнейших перспектив?

– Наше общение с Денисом Владимировичем началось не только вот сейчас. Когда я был председателем парламента, то приезжал в Донецк, чтобы форсировать межгосударственные соглашения. Мы с нынешним Главой ДНР тогда подписали меморандум о намерениях между нашими законодательными органами. Фактически это был первый юридический акт, оформленный между нашими государствами. И когда я стал президентом Республики, мы с Александром Владимировичем Захарченко подписали полноценное, как оно называется, рамочное соглашение между государствами. На самом деле поле для совместной деятельности очень обширное. Допустим, сейчас очень тесно взаимодействуют наши министерства здравоохранения, министерства образования. Это согласитесь, не может не радовать. В дальнейшем много планов по совместной деятельности министерств культуры, спортивных ведомств. То есть в плане гуманитарного взаимодействия у нас отмечаются серьезные подвижки. Шаг за шагом мы делаем все, чтобы взаимодействовать по всем направлениям.

На уровне исторической память

– Анатолий Ильич, какая, на ваш взгляд, самая важная точка соприкосновения между народом Донбасса и Южной Осетии? Что-то ж есть на генном, ментальном уровне?

– Думаю, это на уровне исторической памяти. Ведь наши деды вместе проливали кровь в Великой Отечественной войне. И эти кровные узы никуда не делись. Я помню, когда к нашим ветеранам 9 Мая приезжали их однополчане, сослуживцы из Донецка. Они были необыкновенно рады этим встречам. На их лицах были слезы радости. Разве это не связь? Что может быть крепче этой связи? Разве это не родство? Лично я как человек военный эти связи, эти традиции чту. Не напрасно мы первые откликнулись, и признали Донецкую и Луганскую Народные Республики.

– Скажите, пожалуйста, чем сейчас живет Республика Южная Осетия?

– Республика сейчас живет развитием. На сегодняшний день все заключенные с Российской Федерацией соглашения и программы воплощаются. Гости, которые к нам приезжают, видят все изменения в лучшую сторону. Строятся больницы, реабилитационные центры, школы, детские сады… Я искренне желаю жителям ДНР, чтобы в ближайшем будущем здесь прекратились разрушения и началось созидание. Слава Богу, у нас уже пули не свистят, не разрываются снаряды.

– Вы все время начеку? Вообще, насколько велика вероятность возобновления конфликта с Грузией?

– На самом деле Грузия никогда не согласится с тем, как все получилось. У нас с Российской Федерацией подписано соглашение, согласно которому разработан единый контур безопасности между РФ и РЮО. Это, так сказать, успокаивающий фактор. В то же время мы видим, как идет наращивание вооруженных сил в Грузии. Сейчас у них ведется строительство аэродрома, своеобразной площадки подскока. Конечно, нас это напрягает, мы за этим следим. К тому же мы знаем, что в Грузии работают некие лаборатории, в которые не допускается ни один житель Грузии, там заняты исключительно американцы. Над чем они там работают, мы не знаем. И это нас тоже напрягает. Да и в самой Грузии вокруг этих лабораторий то и время вспыхивают протестные мероприятия. Но грузинское правительство вряд ли прислушивается к гласу народа.

По материалам газеты «Донецк Вечерний»