Анатомия тщеславия: почему мы стараемся казаться лучше, чем есть, и что с этим делать

Любой грех может перерасти в страсть, то есть в крайнюю степень его проявления. Каждый из них – это извращенная добродетель. Тщеславие – это поиск тщетной, пустой славы. Человек вместо прославления Творца и Создателя, что в него заложено онтологически, начинает в центр вселенной ставить свое «я», поклоняться ему. Страсть тщеславия анатомирует протоиерей Константин Лисняк, благочинный Соледарского округа.

Симптомы болезни

Какие симптомы у тщеславия? Изначально – нетерпимость к упрекам, неспособность слышать критику в свой адрес, жажда похвалы. Для нашей молодежи, чья психика повреждена Интернетом, это жажда лайков. Тщеславный человек не терпит возражений, зависит от мнения окружающих.

Мне вспоминаются размышления о тщеславии священника Александра Ельчанинова. Он писал: «Мнение о нас других людей – вот то зеркало, перед которым позируют почти все без исключения. Человек делает себя таким, каким хочет, чтобы его видели. Настоящий же, как он есть на самом деле, неизвестен никому, включая часто и его самого, а живет и действует некая выдуманная и приукрашенная фигура. Это стремление к обману так велико, что человек в жертву ему приносит, искажая свою природу, даже самого себя – единственное и неповторимое, чем является каждая человеческая личность».

Какое точное наблюдение! Мы ориентируемся на внешнее мнение окружающих о нас, пытаемся вылезти из шкуры, чтобы ему соответствовать. Переживаем: «Что обо мне подумают?», «А что соседи скажут?» – и создаем себе таким образом некий имидж. Тому, кто ориентируется на Христа и нестареющие христианские ценности, безразлично, что о нем думают другие, у него совсем другая мотивация.

Начинается все с мелочей, конечно: хвастовства добродетелями, получения удовольствия от похвалы, любви к лести и комплиментам. Эти злые навыки перерастают в страсть и формируют зависимость. Человек искренне начинает верить, что представляет собой то, что о нем говорят другие. Это крайняя степень тупости в духовном смысле, да и во всех других смыслах тоже.

Разбойник лучше лицемера

Основных видов тщеславия два. Первый – работа на публику. Это попытка произвести впечатление внешностью, интеллектом, словом, талантами, голосом, другими качествами. Нет людей неодаренных, поэтому каждому есть чем порисоваться. Преподобный Иоанн Лествичник писал о том, что дух тщеславия радуется умножению наших добродетелей, потому что чем больше у нас успехов, тем больше пищи для тщеславия. Святитель Феофан Затворник называет страсть тщеславия «домашним вором»: ты думаешь, что добродетелен, но если твои добрые дела известны всем, это уже не по-евангельски. Писание учит: «когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Мф. 6, 3–4). Самореклама никакой ценности перед Богом не имеет.

Вторая разновидность тщеславия – маскировка. Когда тщеславие видит приближающихся зрителей, оно может гневливого сделать ласковым, обжору – постником, лентяя – сосредоточенным работником и так далее. Пока есть зрители, человек внешне благочестив, а внешняя добродетель – это то, что Христос беспощадно обличает. Странно, но принимая блудников и разбойников, мытарей и других грешников, Он прощает им их грехи, лицемеров же обличает нещадно. Почему тщеславие и лицемерие так страшны и опасны? Потому, что они исключают покаяние, без которого невозможно в разум истины прийти и спастись (1 Тим. 2, 4).

Отравленное добро

Как же бороться с тщеславием? Прежде всего, нужно начать выстраивать искренние отношения с Богом и ближними. Признаться себе, что ты совсем не то, что о себе думаешь. Как правило, люди думают о себе лучше, чем они есть на самом деле. Святитель Иоанн Златоуст писал: «Тот наиболее знает самого себя, кто считает себя за ничто».

Второй метод – молчание о своих добродетелях и стремление не вменять себе ничего доброго. Понимать, что все доброе в нас – это плоды благодати Духа Святого. Это очень важно. Игумен Никон (Воробьев) пишет своим духовным чадам, что добрые дела, которые мы делаем, как правило, с душком: они отравлены грехом тщеславия, гордости, самолюбия. Все люди должны понимать, что добродетели – это благодать Божия, пребывающая с нами.

Как победить противотанкового ежа?

Мы говорили о явных, самых простых проявлениях тщеславия, но эта страсть может захватывать и более тонкие сферы человеческой жизни. Например, тщеславие духовное – это гордость своими добродетелями.

Преподобный Иоанн Лествичник писал: «Тщеславие радуется о всех добродетелях. Например, тщеславлюсь, когда пощусь; но когда разрешаю пост, чтобы скрыть от людей свое воздержание, опять тщеславлюсь, считая себя мудрым. Побеждаюсь тщеславием, одевшись в хорошие одежды; но и в худые одеваясь, также тщеславлюсь. Стану говорить, побеждаюсь тщеславием; замолчу, и опять им же победился. Как ни брось сей троерожник, все один рог станет вверх».

Тщеславие действительно похоже на противотанковые ежи, которые опасны, какой стороной ни поверни. Этот грех появляется, как только пытаешься победить какую-то страсть. Например, одолевает чревоугодие, хочешь с ним совладать, ограничить себя в чем-то – тут же появляется тщеславие: какой я молодец! Почти святой!

Как пишет святитель Игнатий (Брянчанинов): «Самая скрытая из всех душевных страстей есть тщеславие. Эта страсть более всех других маскируется перед сердцем человеческим, доставляя ему удовольствие, часто принимаемое за утешение совести, за утешение Божественное».

В борьбе против тщеславия верными средствами будут тайная добродетель и утверждение в сердце страха Божьего. Некоторые подвижники применяли приемы юродства. Нам в Одесской семинарии рассказывали случай, как один из монахов в Великий пост достал большой кусок колбасы и стал ее есть на глазах у всей братии. Когда наместник спросил, что он творит, тот ответил, что осуждал братию, вот и решил теперь показать, какой он есть на самом деле. Я не призываю так себя вести, но мы все – профессиональные актеры, любим показать себя лучше, чем есть. Бог этого очень не любит. Надо бояться такого притворства.

Добрые дела не записываются на небесах

Некоторые говорят: вот, ты сделал хорошее дело – тебе это на небесах записалось. Такое отношение всегда вызывало у меня недоумение. По большому счету добродетель не потому ценна Богу, что вы собираете себе запас в небесную кладовую, – это бред. Человек делает доброе дело не для того, чтобы куда-то что-то записалось, а чтобы качество его души изменилось. Святые отцы учат: если нет любви, делай дела любви, и любовь придет. Будешь молчать о своих добродетелях, будешь делать добро, чтобы никто и не знал, откуда что пришло, – вот это и будет так, как учит Евангелие. Такой поступок формирует внутреннего человека, это настоящая добродетель.

К сожалению, люди меняться не хотят. Бывает, после сложной операции, тяжелой болезни, какого-то исключительного случая человек старается изменить жизнь и все успеть. Однако большинство людей больны одними и теми же болезнями, но не стремятся излечиться. Важно самому себе признаться в том, что болен. Для этого нужно иметь мужество.

Если говорить об исповеди и причастии как средствах преодоления своих страстей, то отмечу печальный факт: у нас большинство людей не понимает вообще, что такое исповедь. Покаяние – это самообличение и горячее желание исправления. Если идете на исповедь, надо не сглаживать острые углы, не оправдывать себя, как это обычно бывает – виноваты соседи, знакомые и так далее, – а искренне признаваться в своих недугах и просить Бога о помощи.

По материалам газеты Донецкое время