Цензурные размышления о нецензурной брани

Нецензурная брань плотно вошла в нашу жизнь. Она несется бурным потоком на улицах и в транспорте из уст молодых и пожилых, мужчин и женщин. Матом ругаются артисты и музыканты, популярные медийные персоны и простые обыватели. И не только ругаются, но и широко используют цветистые выражения в обычной лексике, заменяя ими привычные существительные, прилагательные, глаголы, строя целые фразы из нецензурных слов. Приведу лишь несколько примеров этого ужасного явления, подсмотренных на улицах, во дворах и рынках Донецка.

МАТ ПОВСЮДУ

Детская площадка. На качелях и горке играют несколько мальчишек и девчонок в возрасте от пяти до двенадцати лет. На лавочках сидят три мамы с колясками. Одна из них, на вид самая обычная женщина, без следов алкогольной зависимости на лице, достает из коляски своего проснувшегося малыша и начинает с ним мило сюсюкать. Сначала звучат фразы: «Ты моя крошечка, ты мое солнышко». И вот как гром среди ясного неба: «А вот братуха твой старший…» На месте многоточия – слово, обозначающее человека с нетрадиционной сексуальной ориентацией. В этот же момент другая молодая мама делает замечание старшей дочери, неудачно скатившейся  с горки прямо в грязь. Из приличного в потоке ее слов только предлоги – «в» и «на».

Одна из центральных улиц Донецка. Выходной день. Держась за руки, прогуливаются молодые пары влюбленных. Немного поравнявшись с одной из них, невольно подслушиваю милое воркование девушки, не какой-нибудь представительницы молодежной субкультуры, а миловидного мотылька с комплекцией балерины. Она со смехом рассказывает что-то забавное и описывает свои эмоции исключительно нецензурными выражениями в два, а то и в три этажа. Матерные не только существительные, но и прилагательные, и глаголы. Парень, интеллигентного вида очкарик, смотрит на подругу влюбленными глазами и вторит ей в той же тональности.

Третья картина подсмотрена на одном из городских рынков. Супружеская пара средних лет выбирает мясо для шашлыка. Они мирно беседуют с продавцом, который характеризует свою продукцию исключительно в нецензурных выражениях. Причем это самое качество он не критикует, а восхваляет. Женщина интересуется, не обманет ли их мясник, не окажется ли испорченным семейный праздник. Свои опасения она также излагает только матом.

Почему такие сюжеты из повседневной жизни стали для нас нормой? Почему люди считают нормальным даже не ругаться матом, когда эмоции зашкаливают, а просто использовать его в повседневных мирных беседах? Ответы на эти вопросы мы искали у представителей системы образования, у юриста и у православного священника.

ЧЕМУ УЧАТ СЕМЬЯ И ШКОЛА

Ругаться матом дети начинают с детского сада и даже раньше. Порой нецензурным оказывается даже первое сказанное слово. Слово, услышанное не на улице от пьяного, валяющегося в луже, а от мамы или папы. И не тогда, когда родители ссорятся, а в повседневных беседах на бытовые темы. Поэтому для многих современных детей нецензурная брань – не запретная тема, не повод получить от папы порку ремнем, а нормальное явление. Посылать друг друга по известному адресу малышня начинает с младшей группы, и эта тенденция плавно перекочевывает в школу, а затем – и во взрослую жизнь.

Я поинтересовалась мнением об этой проблеме у учителей.

– Я вижу три основных фактора, делающих нецензурную брань столь популярной среди молодежи, – говорит Лейла Дьякова, которая более двадцати лет преподает русский язык и литературу в донецкой школе № 3. – Наши дети перестали читать классическую литературу, благодаря которой обогащалась лексика наших родителей и представителей нашего поколения. Нынешние школьники читают лишь краткий пересказ произведений из школьной программы и в лучшем случае мнения критиков, чтобы написать работу по соответствующему автору. А многие, причисляющие себя к читающей публике, отдают предпочтение бульварным романам, страницы которых испещрены не только откровенными сценами, но и нецензурной бранью. Второй фактор – интернет, особенно видеоресурсы, откуда мат льется бурными грязными потоками. И, наконец, обилие некачественной кинопродукции. Боевики, иностранные блокбастеры и некоторые фантастические фильмы также обильно приправлены матом.

Наталья Бондарь – учитель младших классов той же школы. Но и ей приходится сталкиваться с ситуациями, когда ученики на переменах общаются с использованием нецензурных слов.

– К сожалению, в последние три десятилетия мы жили в условиях, когда люди пользовались нецензурной лексикой в качестве оружия, доказывая тем самым свою ложную крутизну, – констатирует она. – В противовес им никто ничего не ставил. Русский язык обеднялся и засорялся. Наши люди уже даже не представляли, что свой восторг можно выразить не одним словом, а целой фразой. Например, сказать: «Я удивлен!», «Я поражен!», «Я восхищен!» А оппонента можно сразить фразами «Вы возмутительно себя ведете!», «Вы мне неприятны!», «Ваша точка зрения абсолютно неприемлема!». Матерная брань – это недостаток воспитания. Причем не в школе, а больше в семье. Мы, педагоги, делаем все, чтобы дать детям не только знания по школьной программе, но и вырастить их личностями с высокими нравственными ценностями. К сожалению, пока у нас немного помощников в нашей борьбе.

МАТ ЧРЕВАТ ШТРАФОМ

О том, какие меры в борьбе с матом предусмотрены законодательством ДНР, России и Украины, «Вечерке» рассказывала юрист Алена Салимова.

– На данный момент в Донецкой Народной Республике действует Кодекс Украины об административных правонарушениях в редакции 2013 года, – рассказывает она. – Основание для этого – Постановление Совета министров ДНР № 2-22 от 27.02.2015 «О временном порядке применения на территории Донецкой Народной Республики Кодекса Украины об административных правонарушениях». В нем есть статья 173 «Мелкое хулиганство». Вот ее текст: «Мелкое хулиганство, т. е. нецензурная брань в общественных местах, оскорбительное приставание к гражданам и другие подобные действия, нарушающие общественный порядок и спокойствие граждан, влечет за собой наложение штрафа от трех до семи необлагаемых налогом минимумов доходов граждан или исправительные работы на срок от одного до двух месяцев с отчислением двадцати процентов заработка, а в случае если по обстоятельствам дела, с учетом личности нарушителя, применение этих мер будет признано недостаточным, – административный арест на срок до пятнадцати суток». Похожая статья есть и в Кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации. Применить эту статью несложно. Необходимо только заявление неравнодушных граждан. Доказать правонарушение также проще простого. Почти у каждого сегодня имеется смартфон с камерой, на которую можно заснять сам процесс правонарушения. Но менталитет наших граждан таков, что большинство из них придерживается принципа «моя хата с краю».

ЦЕРКОВЬ ПРОТИВ МАТА

Против нецензурной брани всегда высказывались представители духовенства всех конфессий. Комментарий нашему изданию по данному поводу дал священник УПЦ Московского патриархата, настоятель донецкого храма Рождества Пресвятой Богородицы Димитрий Трибушный:

– Причина очень проста – если человек верит в Бога, то он контролирует каждое сказанное слово и из его уст звучит молитва. Каждым словом верующий человек благословляет Создателя, старается нести добро своим близким и всем, кто его окружает. А когда веры нет, то из уст такого человека несется мат, слова неприличного содержания. К сожалению, даже на книжных рынках сегодня немало литературы, где в аннотации сказано: «содержит нецензурную лексику». Как с этим бороться? Наверное, дать возможность Церкви больше быть в медийном пространстве и как можно чаще высказывать свою точку зрения. Делать это нужно ненавязчиво. Ведь наша Церковь никогда никому не навязывала свои идеалы. Но ее голос должен звучать достаточно громко, чтобы проникнуть в души людей как можно глубже и вдохновить их изменить свою жизнь к лучшему.

Ксения Белашова, газета «Донецк вечерний»