Нынешней весной Донецкой Народной Республике исполнилось пять лет. Ровно столько же существуют и ее средства массовой информации, сыгравшие огромную роль в становлении ДНР. Об истории зарождения СМИ, стоявших перед ними на первом этапе задачах и трудностях мы попросили рассказать генерального директора «Первого республиканского» телеканала Виктора Петренко и директора радио «Республика» Георгия Коновалова.

– 5 мая отмечается День работников СМИ и полиграфии ДНР. Этот праздник приурочен ко дню выхода первого номера первой газеты «Голос Республики» пять лет назад. Но еще раньше, в апреле 2014 года, у нас появились свое телевидение и радио, у истоков которых стояли вы. Как это происходило? И как вы оказались в гуще этих исторических событий?

Виктор Петренко:

– Как и большинство дончан, я был возмущен тем, что происходило на майдане зимой 2014 года. 1 марта пришел на площадь Ленина, где проходил многотысячный антимайданный митинг. Очень впечатлило единение людей в неприятии новой киевской власти. Я решил, не могу оставаться в стороне от происходящих событий. Стал ходить и на другие митинги, знакомиться с людьми. Встречал там и коллег с телеканалов и из газет, просил их отражать события объективно. Сам я в то время был безработным, а до того работал на телеканале «Донбасс», потому знал многих журналистов.

6 апреля после очередного митинга на площади Ленина народ снова пришел к зданию облгосадминистрации (ОГА) и в третий раз захватил его, прорвав милицейскую оборону. Собрали там совещание представителей территориальных образований Донецкой области, на котором решили больше не уходить из здания – в противном случае всех активистов переловят и пересажают. За ночь соорудили баррикады.

Тогда же ночью был составлен текст Декларации о суверенитете Донецкой Народной Республики и Акт о провозглашении государственной самостоятельности ДНР, которые на заседании созданного в тот день Верховного Совета представителей территориальных образований Донецкой области зачитал один из лидеров Владимир Макович. Тогда же было принято и озвучено решение о проведении референдума о самоопределении ДНР.

Нужно было сразу начинать заниматься его подготовкой, в том числе вести агитацию. Также необходимо было наладить работу с хлынувшими в Донецк журналистами из многих стран мира. Уже 8 апреля было принято решение создать пресс-центр, а еще – отдел агитации и пропаганды, в работе которых поначалу принимали участие, кроме меня, Кирилл Руденко, Катя Михайлова, Клавдия Кульбацкая, Дмитрий Гау, Иван Копыл, Александр Мальцев, Лада Пятницкая.

Мы с Кириллом Руденко, который стал пресс-секретарем сопредседателей временного коалиционного правительства ДНР, подобрали на 7 этаже ОГА подходящее помещение для пресс-центра, который стал выдавать аккредитацию журналистам и обеспечивать их охраной. Там же разместился отдел агитации и пропаганды. В комнате напротив расположились айтишники, которые оперативно наладили Интернет и подключили к нему семь компьютеров.

Мы сразу начали информировать народ через Интернет о происходящих события, доносить свою точку зрения, организовывать журналистам интервью с сопредседателями. Отдел агитации и пропаганды собрал в здании ОГА всю копировальную технику, которую перенесли в подвал, где начали выпускать агитационные боевые листки, посвященные референдуму.

Но этого было мало, нужно было еще свое радио и телевидение.

Георгий Коновалов:

– Первое радио Донецкой Народной Республики создали Александр Рыжков, Павел Михалев и Владимир Брит, которые сейчас занимают руководящие должности в Министерстве связи ДНР.

На вышке в Петровском районе они выключили украинское вещание, установили свои приставки по приему сигнала и включили российское вещание. Затем в десятых числах апреля установили на крыше Донецкой ОГА FM-ретранслятор, после чего в одном из кабинетов на десятом этаже стала работать редакция радиостанции, которая с тех самых пор называется «Республика». Поначалу она врезалась со своими новостями и роликами в российские «Вести».

Я пришел туда где-то 20–22 апреля и стал работать линейным ведущим. Опыт такой работы у меня имелся – в конце 1990-х годов я был линейным диджеем на донецких радиостанциях «Даяна Мастер» и «Спорт ФМ», а в 2005 году работал ведущим на радио «Юмор FM». Но после этого больше не имел отношения к медиа.

Когда начался майдан, я был матросом-спасателем спасательной станции на Донецком море. В марте стал ходить на митинги. Когда в начале апреля наши окончательно захватили здание облгосадминистрации, то я несколько ночей дежурил на баррикадах. Потом мне сообщили, что в ОГА начала работать радиостанция, и предложили стать ее ведущим. С тех пор там и работаю. Сначала нас было всего несколько человек. Работали на голом энтузиазме, первые деньги получили лишь спустя четыре месяца.

ПЕРВЫЙ ТЕЛЕКАНАЛ

– Своя радиостанция у только что провозглашенной Республики появилась, по вашим словам, уже в десятых числах апреля 2014 года. А когда в ДНР создали свой телеканал?

Виктор Петренко:

– Сразу после того, как 7 апреля была провозглашена Донецкая Народная Республика, мы начали искать возможность рассказать о ней в телеэфире, предлагали руководителям местных телеканалов пригласить наших лидеров и активистов в студию для интервью или полемики. В середине апреля мне два раза удалось договориться с телеканалом «Донбасс» и организовать телеэфир, на котором присутствовали наши представители. Но этим все и ограничилось.

Тогда один из сопредседателей временного коалиционного правительства ДНР Владимир Макович подписал письмо с обращением к руководителям телеканалов предоставить эфир представителям народа. Однако директор телеканала «Донбасс» Юрий Сугак и генеральный директор Донецкой областной государственной телерадиокомпании (27-го канала) Олег Джолас отказались подчиняться требованиям властей ДНР. Более того, в эфире местных телеканалов представителей народной власти продолжали называть террористами и сепаратистами.

В конце концов, чаша терпения переполнилась. В воскресенье, 27 апреля, после очередного митинга на площади Ленина народ двинулся к зданию областной телерадиокомпании, расположенной на Куйбышева, 61. Его охранял кировоградский спецназ. Александр Захарченко, возглавлявший тогда подразделение «Оплот», провел с правоохранителями переговоры и договорился, что совместно с ними охранять телецентр будут и наши представители.

К слову, с того момента «штаб-квартира» Захарченко как коменданта города находилась на третьем этаже главного здания телерадиокомпании, он ее покинул только после того, как в ноябре 2014 года был избран Главой ДНР.

Кировоградский спецназ находился на территории ТРК еще с неделю, он уехал, когда руководство перестало предоставлять ему довольствие. «Оплотовцы» даже несколько дней кормили спецназовцев.

Руководитель телерадиокомпании Олег Джолас сразу сбежал. Поэтому Захарченко назначил генеральным директором «оплотовца» Николая Бочарова, а меня – его заместителем по творческой части. Конечно, по согласованию с сопредседателями правительства.

28 апреля наши люди заняли также областной радиотелевизионный передающий центр, отключили украинское вещание и перевели радиостанции и телеканалы на российские частоты. В частности, на месте 27-го канала начали транслировать канал «Россия 24».

Перекоммутацией каналов занимались Александр Рыжков, Павел Михалев и Владимир Брит, создавшие ранее первую радиостанцию ДНР, а потом возглавившие комитет по телевидению и радиовещанию. Александр Рыжков был также известен тем, что сделал и еще 4 марта выложил в YouTube пророческий видеоролик «Зря они к нам полезли». Такие слова говорит его герой-шахтер, набивающий рожок автомата патронами.

28 апреля мы предложили сотрудникам телерадиокомпании продолжать работать и дальше, но под внешним управлением ДНР. Однако на следующий день почти весь творческий коллектив не вышел на работу. Осталось только четыре человека, в том числе Алевтина Михайловна Ворожцова, которая стала главным редактором. Но почти весь технический персонал остался работать и дальше.

ПЕРВАЯ ПЕРЕДАЧА

– Когда у вас появились первые свои передачи?

Виктор Петренко:

– С первых же дней мы стали вклиниваться в эфир «России 24», которая транслировалась по 27-му каналу после перекоммутации, и сообщать собственные новости. Редактором отдела новостей стала Любовь Шаповалова, работавшая до этого в областной ТРК.

Вообще творческим коллективом из шести-семи человек очень трудно было создавать свой телепродукт. Но уже через неделю, 4 мая, в первый раз вышла в прямом эфире наша первая передача «Лица Республики», которую стала вести пять раз в неделю журналистка Екатерина Михайлова, до этого не имевшая опыта работы на телевидении. Войти в телеформат ей помогла Алевтина Михайловна Ворожцова. В передаче принимали участие сопредседатели правительства. Она была посвящена предстоящему референдуму, который должен был состоятся 11 мая.

ВСЕ НА РЕФЕРЕНДУМ!

– В те дни информационная подготовка к референдуму, наверное, была главной задачей СМИ?

Виктор Петренко:

– Конечно! Этому были посвящены ежедневные выпуски передачи «Лица Республики», об этом говорили в новостях. Кроме того, мы постоянно крутили в эфире мотивационные видеоролики, которые готовил комитет по телевидению и радиовещанию.

Особенно напряженным был для нас сам день референдума. Рано утром мне позвонила министр информации Елена Никитина (сейчас она является советником Главы ДНР), поинтересовалась, все ли у нас готово к освещению голосования, есть ли какие-то трудности. Она тогда постоянно вникала в эти процессы, помогала решить проблемы всех нарождающихся СМИ Республики, в том числе печатных. Именно благодаря Елене Никитиной в то время стала выходить первая в ДНР газета «Голос Республики».

Своих корреспондентов у нас на телеканале было очень мало, поэтому мы привлекли стримеров, которые с помощью смартфонов вели прямые трансляции с участков, где голосовал народ, брали интервью у голосующих. Пресс-центр постоянно передавал нам информацию о количестве проголосовавших, которую мы тут же выдавали в эфир.

Такой темп и метод работы с колес был непривычен для выпускающих, они очень нервничали, но справились. Не подвела нас и техника – спасибо техническому директору Николаю Николаевичу Сердюкову.

Георгий Коновалов:

– Мы на радио перед референдумом тоже делали много мотивационных роликов. Но студийных условий для этого не было. Поэтому в вещательной комнате установили профиль для гипсокартона, натянули на него для звукопоглощения ковролин – получилась саунд-камера, в которой были записаны многие ролики.

Вообще работали в экстремальных условиях. Людей не хватало, нас было тогда всего три-четыре человека на радио. Поэтому приходилось заниматься всем – и техническими, и творческими вопросами.

Перед референдумом я в первый раз в жизни взял интервью. Когда в начале мая президент России Владимир Путин попросил жителей Донбасса отложить проведение референдума, наши лидеры, посовещавшись, решили все же его не отменять – раз народ принял такое решение. Меня попросили взять по этому поводу интервью у Дениса Пушилина, который был одним из сопредседателей правительства, и оперативно поставить его в эфир. Хотя опыта я не имел, но набросал несколько вопросов и задал их Денису Владимировичу.

КАДРОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ

– В тот период в СМИ возник кадровый голод из-за массового исхода журналистов, не желавших сотрудничать с «террористами-сепаратистами» по идейным соображениям. А по каким еще причинам профессионалы не хотели работать в новых средствах массовой информации?

Георгий Коновалов:

– Одни – из меркантильных соображений. Денег нам тогда долгое время не платили. И не было никакой определенности, как будет дальше. Другие – просто боялись работать в СМИ. Были случаи, когда журналистов убивали, арестовывали или просто запугивали. Страшно было не только тем, кому приходилось выезжать в горячие точки. Когда мы сидели в здании бывшей облгосадминистрации, то нам по несколько раз в день сообщали, что возможен штурм здания. Поэтому сидели как на иголках.

В здании ОГА наша радиостанция размещалась целый год. Только в мае 2015 года мы переехали в телецентр. К тому времени уже многие и кадровые, и другие проблемы решились. Но это уже другая история.

Сергей Голоха, газета «Донецк вечерний»