Леонид Барабаш — участник возрождения Донецка

Три недели назад мы рассказывали о легендарном фотокорреспонденте Льве Азриэле, которому в апреле исполнилось бы ровно сто лет. После выхода статьи об этом фотолетописце Донбасса в редакцию позвонил Валентин Барабаш, сын одного из ведущих архитекторов Донецка Леонида Барабаша, который после Великой Отечественной войны разрабатывал проект реконструкции оригинального здания Дома техники, изображенного на снимке фотокорреспондента.

Родившийся в 1939 году Валентин Леонидович, как и отец, тоже всю свою жизнь посвятил строительной отрасли, его последнее место работы – обком профсоюза работников строительства и стройматериалов, где с 1974 по 2010 годы он работал председателем. Ветеран труда – один из немногих оставшихся в живых свидетелей эпохи возрождения столицы шахтерского края из послевоенных руин, он своими глазами видел, как наш город принимал особенный облик, присущий современному Донецку.

Валентин Леонидович рассказал о вкладе, который внес его отец в создание этого архитектурного облика города.

Валентин Леонидович Барабаш

Возрождение города

Валентин Леонидович, какими вы запомнили отца и то время?

– Наша семья жила в центре города, на улице Челюскинцев. Мой папа практически каждый день возвращался домой в два-три часа ночи, все время проводил на работе. Он был молодым и перспективным архитектором, но при этом очень скромным человеком.

Отец принимал непосредственное участие в восстановлении разрушенного во время войны города Сталино, а также в разработке проектов реконструкции и строительства новых гражданских сооружений: шахт, стадиона «Шахтер», издательства «Радянська Донеччина» и типографии, где выпускались журналы, газеты и книги. Кстати, этот издательский комплекс является памятником архитектуры областного значения.

Издательство Радянсьска Донеччина

Сталино освободили в 1943 году. Сразу же после его освобождения специалисты «Гипрограда» (в его состав входили центральный проектный институт в Киеве и филиалы в областных центрах Украины) приступили к разработке мероприятий по восстановлению города Сталино, который тогда был сильно разрушен. Нужно было приложить максимум усилий, чтобы возродить его из пепла. И строители справились с этой задачей, хотя было очень нелегко.

Также большое внимание тогда уделяли возрождению и развитию угольной промышленности, так как уголь был очень нужен стране, ведь он использовался во всех отраслях промышленности. Для проектирования и строительства шахт Донбасса в нашем городе был создан трест «Сталинуглепроект» (затем преобразованный в институт «Донгипрошахт»), где работал мой отец. А главной базой угольной промышленности был комбинат «Сталинуголь», которым руководил Александр Федорович Засядько. Это был очень грамотный человек, его рабочий день начинался с вопросов добычи угля, потом обсуждалось восстановление разрушенных во время фашистской оккупации шахт, а уже после окончания рабочего дня рассматривались проектные работы.

Но мне бы хотелось поподробнее остановиться на истории Дома техники Минуглепрома, изображенного на фотографии Льва Азриэля, которая была опубликована в вашей статье. Мой отец имел самое непосредственное отношение к этому зданию, которое расположено на пересечении нынешней улицы Артема и проспекта 25-летия РККА.

История одного здания

Какое именно отношение Леонид Барабаш имел к нему?

– У здания непростая история. Оно было построено в 1928 году как клуб строителей. Впоследствии несколько раз перестраивалось и меняло свой первоначальный облик. В 1936 году в нем разместили городской Дворец пионеров. Фасад украсили декоративными элементами, которых раньше не было, там даже был зимний сад со скульптурами и фонтанами в античном стиле.

К сожалению, во время войны здание выгорело, поэтому после освобождения города Дворец пионеров перенесли в другое место. А здание передали Министерству угольной промышленности. Проект его реконструкции поручили сделать моему отцу, который с 1944 года до 1968 работал архитектором в «Сталинуглепроекте».

Здесь решили разместить Дом техники Министерства угольной промышленности. В ходе реконструкции был надстроен четвертый этаж, изменился внешний облик здания – появились характерные стрельчатые окна в выступающей полукруглой части, оно стало более декоративным. В результате получилось очень красивое здание. В нем появился прекрасный ресторан, а на втором этаже – большой актовый зал на 200 мест, где проводились мероприятия общественного значения.

После того как Александр Федорович Засядько уехал работать в Москву, Дом техники почему-то оказался ненужным министерству. Расположенный в нем ресторан закрыли. К тому времени совсем рядом появился ресторан «Москва», и кто-то посчитал, что его вполне достаточно для нужд жителей города. Перестали проводить и мероприятия в актовом зале Дома техники. В конце концов, здание передали Центральному бюро научно-технической информации (ЦБНТИ) Минуглепрома. Непонятно, зачем нужно было передавать такое красивое здание рядовой организации.

В конце 90-х годов была разрушена лепнина, изменена планировка здания. А между тем во всеукраинском конкурсе на лучшее городское сооружение, который проводился в 1949 году, это здание заняло третье место!

А теперь оно, похоже, вообще никому не нужно, постепенно разрушается, балконы находятся в аварийном состоянии, могут упасть и покалечить людей. Очень печально на это смотреть. Неужели у Министерства угольной промышленности ДНР не нашлось средств на то, чтобы привести здание в порядок?

Так сегодня выглядит бывший Дом техники

Хочу обратиться к министерству и к руководству города с просьбой не дать разрушиться такому прекрасному архитектурному памятнику местного значения.

Проекты других объектов

Расскажите подробнее о других проектах вашего отца.

– После реконструкции Дома техники Леонид Барабаш занимался восстановлением второго корпуса Донецкого политехнического института, еще одного красивого здания, расположенного рядом с ЦБНТИ.

Много внимания уделял отец и стадиону «Шахтер» – по его проекту было сделано освещение, а также специальные кабинки для операторов и переводчиков. Мне папа тогда по секрету сказал, что вышки для освещения были скопированы с тех, что находились на стадионе в Будапеште. Изначально ведь наш стадион был деревянным и одноярусным. Я ходил туда с отцом и хорошо запомнил, как он тогда выглядел. Уже потом был пристроен сектор для начальства и второй ярус. А когда «Шахтер» начал играть в европейских турнирах, возникла необходимость дальше перестраивать стадион. Тогда были сделаны кабинки для дикторов. Так постепенно стадион «Шахтер» стал солидным сооружением.

В числе группы архитекторов «ПромстройНИИпроекта» мой отец был одним из проектировщиков здания издательства «Радянська Донеччина» и производственной базы полиграфкомбината, которые расположены в Киевском районе и сейчас частично повреждены в результате обстрелов. Раньше на этом месте стояло двухэтажное здание монтажно-заготовительного участка треста «Донецкуглеавтоматика».

В послужном списке отца было много и других объектов. Например, подземный переход у центрального парка имени А.С. Щербакова.

Нашим архитекторам и строителям удалось возродить город после войны, отстроить его практически заново. И мне очень приятно, что мой отец, моя семья принимали в этом самое непосредственное участие. Это – повод для гордости!

Жаль только, что многие прекрасные здания и другие объекты теперь приходят в упадок, что до них никому нет дела. Очень хочется, чтобы они были отреставрированы, служили людям и радовали их своим внешним видом. В том числе и бывший Дом техники.

Александр Алиев, газета «Донецк вечерний»