Им бы в футбол гонять, или в казаки-разбойники играть. А они, взяв в руки оружие, каждый день рисковали жизнью. Речь идет о «сынах полка» – детях, которые волею судьбы служили в отрядах защитников Родины во время войны. В этом номере мы расскажем о донбасских сыне и дочери полка, детях с удивительной судьбой.

Сын полка — Вовка разведчик

11-летнего Володю Тарновского война застала в родном Славянске. Во время оккупации мать, как активную коммунистку, расстреляли фашисты. Отчим еще раньше погиб на фронте. Некоторое время Володя вместе с младшим братишкой жил в неотапливаемом доме, перебиваясь черствым хлебом. Потом их приютила в деревне дальняя родственница. Володя видел, что тетушка, у которой трое своих детей, не может прокормить еще двоих, и не хотел быть обузой.

Воспользовавшись случаем, мальчик ушел воевать вместе с воинской частью, представители которой пришли в их село. Тем более что он горел желанием отомстить за убитых родителей. Забегая вперед, скажу, что впоследствии младшего брата он так и не смог разыскать. Сначала Володя был обычным посыльным, но вскоре стал ходить на боевые задания вместе со старшими товарищами. Солдаты относились к «сыну полка» с отеческой любовью, перешили ему форму и даже справили сапоги.

Свою первую награду Володя Тарновский получил за форсирование Днепра и спасение офицера. Но еще раньше, когда он вывел заблудившиеся «студебеккеры» с горючим и продовольствием прямо на передовую, его представили к награде, но тогда замполит решил, что нехорошо раздавать награды ординарцам и посоветовал перевести мальчика в разведчики.

Так в 14-летнем возрасте Володя Тарновский стал разведчиком. Медаль «За отвагу» уже ефрейтор Тарновский получил после захвата «языка»: когда Володя вел пленного унтерофицера в расположение своей части, проходящие мимо солдаты не могли сдержать улыбки — виданное ли дело, двухметрового здоровяка конвоирует ребенок?! Однако маленькому охраннику было совсем не до смеха — всю дорогу он шел со взведённым автоматом.

За этот геройский поступок он получил от командира отряда Захарова награду – пистолет Вальтер. Именно этот пистолет спас мальчику жизнь. В боях за Берлин с чердака одного дома строчил пулемёт, не давая подобраться к важному объекту. Володя и несколько взрослых бойцов отправились в обход, чтобы уничтожить гитлеровцев. Вскоре мальчишка отделился от своих и заплутал в пустом доме. В одной комнате столкнулся с двумя немцами. Дал автоматную очередь, уложил ближайшего, и тут у него… кончились патроны. Фашист уже разобрал, что перед ним ребенок, бросился на мальчика и стал его душить. И тогда мальчишка из последних сил вытащил из голенища «Вальтер» и выстрелил в врага.

Был еще один случай, достойный награды. Командир 370-го артиллерийского полка Дорошенко даже ходатайствовал о награждении подростка орденом «Красная Звезда». Вот как описан его подвиг в наградном листе: «26 апреля 1945 года в уличных боях в Берлине противник засел в домах и начал обстрел из «фаустов» и автоматов. В этом горячем бою, рискуя жизнью, Тарновский ворвался в дом и забросал немцев гранатами. В результате чего уничтожил 11 фашистов и автоматчиков, остальные бежали. Этим содействовал продвижению пехоты вперед к центру Берлина. Достоин награждения орденом «Красная Звезда». А потом было победное взятие Берлина и знаменитый автограф на Рейхстаге. Фотография с 14-летним Володей обошла весь мир.

После войны Владимир Тарновский окончил школу с золотой медалью, а затем Одесский институт инженеров морского флота. По распределению уехал в Ригу, где работал на Рижском судоремонтном заводе, потом стал его директором. А выйдя на пенсию, Владимир Владимирович активно включился в общественную деятельность.

26 февраля 2013 г. бывший разведчик ушел из жизни. Владимир Владимирович оставил после себя автобиографическую книгу «Чтобы знали и помнили». Он написал ее вместе с любимой женой, с которой они еще в детстве жили в Славянске. Во время похорон супруга бесплатно раздавала книгу всем желающим. Это уже второй, дополнительный, тираж. Первый разошелся моментально. Тарновский не продал ни одного экземпляра своей книги, а только дарил…

Дочь полка — связистка Нина

В школах ученикам наверняка часто рассказывают о детях-героях: Зое Космодемьянской, Лёне Голикове, Марате Казее. Но мало кто знает, что в соседней Горловке почти 40 лет жила Нина Сегеда, которая в детском возрасте стала «дочерью полка» и воевала наравне со взрослыми. Автор этих строк провела большую поисковую работу, в результате был найден газетный материал Елены Исидоровой, который был опубликован в горловской газете «Кочегарка» (благодаря информации ныне покойной ветерана-педагога В.А. Субаревой).

Итак, по воле судьбы, в 1937 году Нина Сегеда вместе с младшей сестрой оказалась в детдоме в Ворошиловградской (ныне Луганской) области. Спустя время, скорее по чьей-то расхлябанности, чем по злому умыслу, сестер разлучили. В 1941 году во время эвакуационной суматохи подопечных детдома отправили в тыл, на Кавказ. Вместе с ними в вагоне ехали несколько жителей из Чечни, которые уговорили некоторых девочек поехать с ними в село. Работать на полях пришлось с утра до ночи, денег им, конечно, не платили, но за работу получали еду и кров.

Спустя время Нина приглянулась местному жителю – вдовцу с маленьким ребенком. Он объяснил перепуганной 14-летней девочке, что ей лучше выйти за него замуж, иначе в случае чего за сироту никто не заступится. Что делать? К счастью, вмешался случай: в это время к селению подошли воинские части Красной армии. Нина рассказала о своей ситуации командиру отряда и со слезами попросила взять её в часть. Тот приказал немедленно выдать ей обмундирование и отправить учиться на связиста. «После «учебки» Нину направили в 301-ю стрелковую дивизию, которой впоследствии, после освобождения города Сталино (Донецка), было присвоено наименование Сталинской.

…Первое ранение девушка получила в бою на Кубани, у станицы Тимошевская. Нужно было срочно восстановить перебитый взрывом кабель. Напарник Нины, отправившийся выполнять задание, был убит. Тогда под пулями поползла Нина… Едва успела взять оба конца разорванного провода, как осколок от разорвавшегося снаряда рассек ей бровь. Кровь заливала лицо, но девчонка, пересиливая боль и страх, продолжала свою работу: соединила кабель, потом подключила к нему телефонную трубку и сообщила, где она находится. У нее еще хватило сил дождаться окончания артобстрела и доползти до своих окопов…

Её сразу же отправили в госпиталь. Второе ранение Нина получила уже в боях за освобождение Сталино, но поскольку оно не было тяжелым, от госпиталя отказалась, лечилась в своем медсанбате.

По окончании войны Нина Григорьевна в Кривом Роге разыскала свою сестру Марию, потом вышла замуж. В 60-х годах вместе с супругом переехали из Красного Луча в Горловку. Детей у них не было. В Горловке они прожили почти 40 лет. После смерти мужа Нина Григорьевна, имея на то причины, попросилась в дом-интернат для граждан пожилого возраста и инвалидов в Горловке.

Автор этих строк связалась с руководством дома-интерната и выяснила, что в 2014 году Нину Сегеду вместе с другими подопечными эвакуировали. Нину Григорьевну определили в Мариупольский пансионат для ветеранов войны и труда №2 (а проще говоря, дом престарелых). Дальнейшая её судьба неизвестна.

К слову, по информации, предоставленной руководством Горловского дома-интерната, для граждан пожилого возраста и инвалидов на сегодня в их учреждении находятся 17 участников Великой Отечественной войны, из них одна – Анна Матушек – участница боевых действий. Троим самым старшим из этого списка – 97 лет!

Автор благодарит за информационную помощь в сборе материала главу администрации г.Харцызска Викторию ЖУКОВУ, директора дома-интерната для граждан пожилого возраста и инвалидов с гериатрическим отделением г.Горловки Валентину СОЛОВЬЕВУ, зав.информационно- библиографическим отделом центральной городской библиотеки г.Горловки Нину ЖОВНЕР. Ксения СМИРНОВА