Молодой художник Дмитрий Поддубный о том, как найти себя в искусстве

Сегодня дончанин Дмитрий Поддубный – студент одного из самых престижных художественных вузов мира. До того как поступить в Санкт-Петербургский государственный академический институт им. И. Е. Репина, Дима обучался в Пензенском художественном училище и стал единственным выпускником 2017 года, сумевшим покорить культурную столицу России. О том, как найти себя в искусстве, и о своем пути к заветной цели молодой художник рассказал  в интервью газете «Донецкое время»

Ежегодно студенты института выезжают на практику в самые разные места. В прошлом году художники ездили в Михайловское – село, где свою ссылку отбывал Александр Сергеевич Пушкин. В этот раз практикантов пригласили в Крым. К сожалению, у Димы поехать туда не получилось, зато удалось поработать в Питере и выбраться домой, в родной Донецк.

Насмотреться на терриконы

– Этим летом я наконец-то смог посвятить себя Питеру, – говорит Дима, – ведь раньше посмотреть город никак не удавалось – то вступительные экзамены, то учеба. В августе уже приехал к родным. Здесь я продолжаю рисовать, но, конечно, не так активно. Во-первых, хочется пообщаться с семьей, а во-вторых, отвык от обстановки – она все же не такая, как в Санкт-Петербурге. Хоть в родном городе меня вдохновляет не все, но от наших шахт и терриконов я все еще без ума.

28 августа Дмитрий Поддубный по приглашению художественного музея «Арт-Донбасс» провел пленэр для будущих художников в парке культуры и отдыха. Тут пригодился и диплом педагога.

– Я, конечно, проходил практику как учитель в школе, но пленэр – это совсем другое. После того как поступил в институт, объем информации, которой я могу поделиться, существенно увеличился. Теперь могу рассказать намного больше. На нашей встрече я сделал работу для себя за десять минут, остальное время посвятил ребятам. В целом мне очень понравилось, потому что все дети хотели рисовать, учиться и слышать ответы на свои вопросы.

Донецкий Эрмитаж

О своих учениках Дмитрий рассказывает вдохновенно, его впечатлили юные таланты и та обстановка, в которой довелось поработать.

– Меня поразило, что делали ученики – несмотря на войну, финансовые сложности и множество других проблем, которые все равно отражаются на подрастающем поколении, ребята реально творили и находили свое вдохновение. Я и для себя почерпнул из их работ какие-то изюминки. Да и выставочное пространство в «Арт-Донбассе» просто впечатляет. Высокие потолки, красивая подсветка… Да этот музей вполне выдержал бы конкуренцию и в северной столице. «Арт-Донбасс» – это своего рода донецкий Эрмитаж.

Говорят, что каждый художник работает в своем стиле. Поддубный пока может себе позволить находиться в поиске. Здесь молодость уж точно идет на пользу.

– Не могу сказать, что придерживаюсь конкретного стиля. До сих пор ищу свой формат. Хотя уже могу сказать, что, пожалуй, являюсь поклонником импрессионизма, его легкости и невычурности, но и о классике не забываю. Преклоняюсь перед Шишкиным и Серовым – если посмотреть их работы, то можно с ума сойти от того, насколько подробно расписаны все детали: каждая травинка, каждая пылинка. Фамилии современных авторов назвать не могу, но хорошие картины точно есть.

Убедительное рисование

– У таких именитых художников все работы считаются идеальными?

– Выдавать гениальное за гениальным невозможно. У кого-то лучшее творение одно, у кого-то таковых десять, но не может быть, чтобы все были гениальными. Картина не миллион долларов, чтобы всем нравиться. А особенно сложно угодить самому себе.

– Как считаешь, опыт идет творцу на пользу?

– Опыт и знания часто мешают делать какие-то вещи, которые не боятся делать дети. Их не зажимает цвет. Допустим, небо синее, а ребенок рисует его розовым. И никто ничего не скажет, потому что картина выглядит убедительно. Главное в рисовании – все должно быть убедительно.

– Что сложнее всего сделать убедительным?

– Однозначно портрет. У каждого портрета должна быть своя история. Нельзя просто изобразить человека, нужно отразить чувства в цветах, окружающих предметах, показать, во что человек одет, ведь это тоже очень важно. По деталям портрета о его герое можно рассказать целую историю.

– Каким был твой первый рисунок? Помнишь его?

– Конечно! (Смеется.) Это портрет мамы в розовом комбинезоне, который я пообещал ей сшить, но так и не сделал этого. К сожалению, не могу найти ту работу, но отчетливо помню, что тогда, в детстве, смотрел на нее с большим восторгом.

Портрет без голливудской улыбки

Сейчас в копилке Дмитрия несколько сотен работ, но идей для рисования меньше не становится. Большая мечта нашего собеседника – это путешествия. Все-таки смена обстановки – это новые впечатления, новые пейзажи и новые портреты. Есть и другие желания – творческие.

– Я хочу писать людей, которые много сделали для человечества, а не каких-то звезд шоу-бизнеса с идеальными голливудскими улыбками. Например, врачей. Необязательно должно быть лицо, хватило бы усталой сгорбленной спины или рук. Но это не для того, чтобы повесить на стену, нет. Это для того, чтобы запечатлеть момент, показать настоящую жизнь, не сладкую и не сахарную.

– Раскрой свой секрет, где черпаешь вдохновение?

– В работе. Все, что говорят про вдохновение, – это ложь. Если его ждать, то можно ничего не сделать. Оно, как аппетит, приходит во время еды. Садишься и делаешь, главное – начать.

– Раз уж мы заговорили о секретах, расскажешь, как ты облегчаешь себе работу? И может быть, дашь пару советов тем, кто только встал на путь искусства?

– Начнем, пожалуй, с хитростей. (Улыбается.) Очень часто я использую тонированную бумагу: коричневую, серую, зеленую, голубую. Тогда фон можно не докрасить до конца, а взять просто белую и черную краску – и работа тоже будет выглядеть законченной. А посоветую вот что: никогда не рвите и не выбрасывайте свои старые рисунки. Спустя время в каждом из них можно что-то для себя найти. И больше рисуйте, с годами количество перерастает в качество.

– Мы уже проговорились о том, что из твоих одногруппников только ты смог поступить на обучение в Санкт-Петербург. Что же помогло тебе в этом?

– Помогли знания и большое рвение. Меня многому научили в Пензе, особый вклад сделал педагог Анатолий Леонидович Омельченко, именно он дал мне просто сумасшедшую базу знаний. Но решающим фактором, наверное, стало другое. Когда я приехал в Питер, мое адское желание поступать было написано на лице. Как говорится, есть план А, плана Б нет. Было действительно сложно, но я очень-очень сильно хотел.

Екатерина Конвиссар, газета «Донецкое время»