Пост: уборка в доме души

С началом поста все чаще приходится читать и слышать известное выражение о том, что главное в посте – не есть друг друга. Чаще всего это означает, что ограничивать себя в еде человек не собирается…

У веры два крыла

Мало кто помнит, что полная фраза: «Вы постом хоть мясо ешьте, только друг друга не ешьте», – принадлежит преподобному Серафиму Саровскому, который, борясь со страстями, тысячу дней молился на камне и под конец жизни питался одной травой снытью. Калорий в этой чудесной травке – ноль без палочки. Ее можно добавлять в салат, в суп или кашу, но питаться ею одной – за гранью человеческих возможностей. А преподобный Серафим Саровский ел эту траву годами и был бодр и весел. А еще преподобному Серафиму принадлежат слова: «Я вижу в России падение веры. И всё началось с нехранения постов!»

Сегодня многие современные христиане считают пост чем-то неважным и необязательным, каким-то неудобным старинным обрядом, забывая, что без поста духовная жизнь вообще невозможна. Святитель Иоанн Златоуст говорил, что у веры два крыла: пост и молитва. Любой, кто постигал духовную жизнь на практике, а не рассуждая о высоких материях на диване, знает, что легко быть сострадательным и добрым, вкушая в пост шашлык, запивая его хорошим вином… Но удивительное дело: стоит на время поста отказаться от телевизора, любимых социальных сетей и перейти на постную кашу с капустой, как человек из благодушного и рассудительного на глазах превращается в психованного неврастеника. Все ему не то и не так!

Дело в том, что, пока человек не борется со страстями и находится в их власти, они себя особо не проявляют. Зачем наезднику каждую секунду дергать за узду, если лошадь и так бежит, куда ему нужно? Но стоит коняге пойти своей дорогой, а не той, что выбрал всадник, как узда впивается ей в рот, а на спину обрушивается тугая жестокая плеть. Так и человеку, решившемуся бороться со страстями, открывается их дикий необузданный нрав.

Тело питается постом

От поста спящие страсти просыпаются и набрасываются на человека сворой голодных бешеных собак. В душе поднимается буря недобрых мыслей и чувств, совладать с которыми порой нет никакой возможности. Милые еще вчера люди раздражают, а самые ничтожные неурядицы становятся поводом для недовольства. И тогда ты с осознанием собственной беспомощности начинаешь молить Бога: «Господи, помилуй! Господи, помоги, погибаю!»

Это совсем не та тепло-хладная молитва на сытый желудок, где отдал Богу Богово и пошел по своим делам. Это крик о помощи, мольба при виде жестоких, безжалостных убийц. И как во время плавания по Галилейскому морю с учениками, когда Христос уснул и началась буря, чуть не погубившая учеников, Господь немедля откликается на твои смиренные мольбы и говорит: «Умолкни! Перестань!». И в твоей душе воцаряется благодатная спасительная тишина.

Правда в том, что Бог любит нас всегда: и постящихся, и с куском колбасы во рту. А вот мы Его – нет. В суете повседневной жизни мы так уходим в свои дела и проблемы, что не только Бога, но и себя забываем! Пост же помогает нам вернуться в нормальное, то есть не животное, а духовное, человеческое состояние, увидеть, что сначала – Бог, потом – люди, а потом уже ты, любимый.

Для нашего духовного здоровья пост необходим как воздух. Мы не ангелы бестелесные. Наше тело так же участвует в духовной жизни человека, как и душа. Душа питается и укрепляется молитвой, тело – постом. Сам Господь Иисус Христос, перед тем как выйти на проповедь, сорок дней постился в пустыне.

Представьте дом, куда каждый день хозяева таскают все что ни попадя. Нужное и ненужное, полезное и всякую дрянь. Приводят разных непонятных типов, знакомых и не очень, от которых потом в доме полный бардак. Места все меньше – хлама все больше. Так вот пост – это уборка в таком доме. Непонятным типам из телевизора, Интернета и откуда там еще мы их приводим в дом нашей души – до свидания!
Хлам, суету, осуждение и пустые разговоры – на помойку! Чистим и убираем, чтобы освободить место для самого дорогого и важного гостя в нашем доме – Господа Иисуса Христа. Только Ему здесь место!

Подготовил Василий Попович, газета «Донецкое время»