Режиссер из Сургута представит спектакль в Республиканском ТЮЗе

Уже в эту субботу, 17 ноября, в Республиканском академическом театре юного зрителя (Макеевка) состоится долгожданная премьера — «Скамейка» по пьесе Александра Гельмана. Этот спектакль на территории России остается одним из самых популярных драматургических материалов. Теперь посмотреть постановку можно будет и в нашем городе. О премьере и о жизни вообще в нашем эксклюзивном интервью рассказал режиссер спектакля Владимир Матийченко — художественный руководитель Сургутского музыкально-драматического театра, заслуженный деятель культуры Ханты-Мансийского автономного округа-Югры.

— Как вы попали в наш город? Ранее бывали в Макеевке?

У нас в Сургуте есть прекрасный человек Эдуард Логинов, который принимает активное участие в программах интеграции Донецкой Народной Республики в культурное пространство России. В рамках этой программы нас пригласили в Макеевку на День Культуры еще в марте 2017 года. После этого удалось выйти на контакт с Эдуардом Басуриным. Познакомились, обсудили детали и привезли в Макеевку спектакль Татьяны Лучкатой «Вспомним всех поименно». С этим спектаклем мы объехали все прифронтовые города ДНР. А потом познакомились с директором макеевского ТЮЗа Татьяной Репуновой и вышли друг другу навстречу с одним и тем же предложением. С этой беседы в кулуарах театра и начались наши приключения в Макеевке.
На мой взгляд, сегодня зрителю в Донецкой Народной Республике нужны спектакли о мире, чтобы люди на два-три часа могли забыться и отвлечься.

— Сколько уже длится подготовка к премьере?

В Макеевку я приехал ранним утром 4 ноября, репетицию мы начали в тот же день. Я заранее при- слал чертежи декораций и эскизы костюмов. Свои роли актеры выучили еще до моего приезда.

— Как вам работается в нашем театре?

Очень легко, хорошо и интересно. Есть вещи, которые устроены немножко по-другому, чем у нас, но интересность происходящего покрывает все издержки.

— Премьера уже послезавтра. Декорации, костюмы готовы?

Готовятся. Ведь театр — это живое дело. В этом и заключается вся прелесть нашей работы.

— А вы сами пробовали играть на сцене?

Конечно. Когда я учился в институте, там нужно было играть. Актер и режиссер — это два абсолютно разных человека. Чрезвычайно редко бывает, когда из режиссера получается хороший актер, а из актера — приличный режиссер. Мы думаем по-разному, видим по-разному, чувствуем иначе… Кто-то рожден быть актером, кто-то режиссером. Вот и все.

— Есть у вас творческая мечта или задумка?

Очень много! Но самое главное сейчас — с вашим ТЮЗом поработать. И я предполагаю, что мы на одной постановке не остановимся.

— Успели побывать где-то еще, кроме театра? Или все время уходит на подготовку к премьере?

Успел побывать в шикарном Макеевском художественно-краеведческом музее. И знаете, что я понял? Мне приятно приезжать в Донецкую Народную Республику по одной простой причине: здесь удивительные люди. Как бы так выразиться… У меня складывается ощущение, что все нехорошие люди отсюда уехали. Здешние люди мне чрезвычайно импонируют, потому что они не сдаются обстоятельствам, они продолжают жить нормальной мирной жизнью даже в условиях войны.

— Работать с актерами-детьми приходилось? С кем сложнее, со взрослыми или детьми?

У нас несколько спектаклей было, где дети задействованы. Я зайду с обратной стороны к вашему вопросу. Я с огромным уважением отношусь к театрам для юных зрителей, потому что детского зрителя не обманешь, не объяснишь, если ему не нравится, что это он бездарность и не понимает замысла художника. Ребенок или смотрит спектакль, или нет. Что касается работы на сцене с детьми, это не сложнее, чем с профессиональными актерами. Играть — это природа ребенка. И это природа актера.

— Владимир, современные подростки мало читают и мало смотрят те фильмы, над которыми можно задуматься. Какой вы видите выход из этой ситуации? Возможно ли вновь приобщить молодежь к качественному хорошему искусству?

Зря вы думаете, что они мало читают. Возможно, они не читают бумажных книг. Я вижу, что молодежь ходит с телефонами и читает в них что-то. Это своя культура. Я считаю, что сейчас идеальное время для театра. Уже случились такие вещи, как кино, телевидение, шоу-программы, компьютерные игры… Сейчас наконец-то театр не обязан развлекать. Этим может кино заняться и компьютер. Театр должен заставлять думать.

— А лично для вас театр — это что?

 Это часть моей жизни. Формула счастливого человека давно выявлена. Счастливый человек — это тот, кто утром с радостью идет на работу, а вечером с радостью возвращается домой. Сказать, что театр для меня все, было бы неправильно. Жить одним театром плохо, можно замкнуться. Вам не нужен будет зритель, вы останетесь внутри какого-то котелка, в котором варится непонятная субстанция. Театр — это место, где можно воплотиться. В свое время Станиславский с Немировичем Данченко и Чеховым сформулировали, почему русский театр отличается от всех остальных. У нас главный — зритель. Наша цель — перенести образы в голову зрителя. И это прекрасно, этого секрета не знают на Западе. Там театры рабо- тают, чтобы самоудовлетворяться. А мы — за любовь к зрителю!

По материалам газеты «Макеевский рабочий»