Сокровенный подвиг святых супругов Петра и Февронии

Вот уже более десяти лет, как в нашем Отечестве утвержден государственный праздник семьи, любви и верности, приуроченный к церковному дню памяти святых супругов Петра и Февронии. Отмечается он 8 июля (25 июня по старому стилю). Отрадно, что в век крайнего легкомыслия и развращенности нравов мы слышим слова, призывающие нас к семейному идеалу

Красная нить русской литературы

Вспоминая добродетельных мужей и жен русского Средневековья, их отдаленные потомки сегодня испытывают самые различные чувства. Живущие по совести укрепляются в благом намерении донести свечу супружеской взаимной любви до победного конца. Колеблющиеся и слабые, падкие на всевозможные соблазны внутренне ободряются и обретают в себе силы преодолевать препятствия, вырастающие на пути к семейному счастью. Циничные и развращенные с иронией усмехаются и мрачнеют, угнетаемые сознанием собственных преступлений против истинной и высокой любви. Равнодушными остаются только невежды, закрывшиеся от света Божия в душном мирке омраченных суетой сердец, которые чужды «и Божества, и вдохновенья, и слез, и жизни, и любви»…

И все-таки не может не дрогнуть человеческая душа, когда слышит о супружестве гармоничном, о счастье нерушимом, о любви, чуждой предательства и измен! Почему? Потому что «подвиг есть и в сраженьи», среди стрел и пуль, но есть подвиг сокровенный и незримый, под внешним покровом обыденной, спокойной жизни.

Подлинная человеческая любовь отличительным своим достоинством имеет верность и постоянство. Эти качества красной нитью проходят через все лучшие произведения русской литературы – от древнего «Плача Ярославны» до вдохновенных страниц «Войны и мира», семейной хроники, выросшей в роман-эпопею вселенского масштаба.

Одинаковая вода

Противостоит семейному идеалу лукавая похоть, которую мы даже затрудняемся назвать животной… Ведь в мире бессловесных так много удивительных примеров верности до самопожертвования! Недаром русских женщин именовали в старину лебедушками, столь грациозными в их величественной скромности! Лебеди, эти чудо-птицы, найдя себе пару, никогда ей не изменяют; а длинноногие, белокрылые аисты, говорят, падают с высоты наземь в случае непредвиденной смерти своей половины.

Вспомним, друзья, к нашему разговору один замечательный эпизод из жития святых Петра и Февронии. Однажды, во время путешествия по реке, добродетельная княгиня поймала на себе страстный и жадный взгляд вельможи, входившего в круг ближайших соратников муромского князя. Обратившись к боярину, праведная Феврония попросила его наклониться и, зачерпнув пригоршней воды с левого борта, выпить ее. Тот безмолвно повиновался. Затем мудрая женщина повелела своему тайному воздыхателю испить речной влаги, взятой справа от ладьи. «Какова вода на вкус?» – спросила угодница Божия. «Совершенно одинакова». – «Как же ты бесстыдно взираешь на чужую жену, хотя доподлинно знаешь, что женское естество всегда одно и то же?» – строго спросила святая Феврония, устыдив похотливца и тотчас остудив его пыл.

Награда велика

Горе же «очам завидущим и рукам загребущим»! Сколько же их ныне на Руси, заживо уловленных диаволом в сеть погибели, охотников до чужой плоти! Молнией с небес разит несчастных слово Божие, вещающее через святого апостола Павла: «Брак честен и ложе [супругов] непорочно; блудников же и прелюбодеев судит Бог» (Евр. 13, 4).

Видели ли вы среди последних хотя бы одного спокойного, мирного, счастливого? Иные и хотели бы представить себя таковыми на людях, однако шила в мешке утаить не могут. Это шило – преступная блудная страсть, адским огнем выжигающая совесть без остатка и постоянно влекущая свою жертву на поиски новых срамных приключений, завершающихся по обыкновению неизлечимыми болезнями либо злой и безотрадной кончиной. Но довольно об этом.

Любовь супружеская, освященная верой в Небесного Отца и скрепленная благодатью венчания, прекрасна… Спору нет: она требует целожизненного подвига и взаимных жертвенных трудов для своего охранения и возрастания. Однако и награда велика! Мы имеем в виду не только «мзду на небесах», но и земное воздаяние.

В чем оно? Во-первых, в самой любви, которая подобна чудному соцветию. Далеко вокруг себя оно распространяет тонкие ароматы радости, нежности, верности, деликатности и внутренней стыдливости; взаимопонимания, единодушия, проницательности, чуждой подозрительности и недоверия. Во-вторых, в детях, если их дает Бог. Блудники озабочены только собой и своими нечистыми удовольствиями, чуждыми призвания отцовства и материнства. Любящие супруги с христианским самосознанием благоговеют пред даром жизни и видят в продолжении рода чудо Божьего благословения.

Любовь есть неоспоримое свидетельство истины. Как бы ни было ныне сложно взрослым воспитывать своих детей, последние, еще не обладая ни опытом, ни мудростью, всегда почувствуют сердцем внутреннюю правоту родителей и в конце концов придут к осмысленной признательности за дар жизни. Нелицемерная привязанность и почтительность со стороны детей – это ли не награда, это ли не венец счастья на украшенных сединами главах родителей?

Крепче держите свечу!

«Блажен, кто верует, тепло ему на свете!» Блажен, кто еще верует в любовь в наши «окаянные дни»! Эта вера основана не на грезах и мечтах, но на незыблемом основании Любви распятой и воскресшей – Господе нашем Иисусе Христе, «который вчера и сегодня и во веки Тот же» (Евр. 13, 8).

Супружеский идеал

Все сведения о Петре и Февронии происходят из «Повести о Петре и Февронии Муромских» – одной из вершин древнерусской литературы XVI века. Согласно сказанию, за несколько лет до княжения Петр убил огненного змея, но испачкался его кровью и заболел проказой, от которой никто не мог его излечить. Князю во сне было открыто, будто его может исцелить дочь «древолазца» (бортника), добывавшего дикий мед, Феврония, крестьянка деревни Ласково в Рязанской земле.  Феврония в качестве платы за лечение пожелала, чтобы князь женился на ней после исцеления, князь пообещал жениться.

Феврония исцелила князя, однако он не сдержал своего слова, поскольку Феврония была простолюдинкой. Но в процессе лечения Феврония намеренно не залечила один струп на теле князя, из-за чего болезнь возобновилась. Феврония вновь вылечила Петра, и он был вынужден жениться на ней.

Когда Петр наследовал княжение после брата, бояре не захотели иметь княгиню простого звания, заявив ему: «Или отпусти жену, которая своим происхождением оскорбляет знатных барынь, или оставь Муром». Князь взял Февронию, и на двух кораблях они отплыли по Оке.

В Муроме же началась смута, многие пустились домогаться освободившегося престола, начались убийства. Тогда бояре попросили князя с женой вернуться. Князь и княгиня вернулись, и Феврония в дальнейшем сумела заслужить любовь горожан.

В преклонном возрасте приняв монашеский постриг в разных монастырях с именами Давид и Евфросиния, они молили Бога, чтобы им умереть в один день, и завещали тела их положить в одном гробу, заранее приготовив гробницу из одного камня, с тонкой перегородкой. Скончались они в один день и час. Сочтя погребение в одном гробу несовместимым с монашеским званием, их тела положили в разных обителях, но на следующий день супруги оказались вместе.

Петр и Феврония были канонизированы на церковном соборе 1547 года в качестве местночтимых святых.

Подготовил Василий Попович, газета «Донецкое время»

по материалам Донецкой епархии УПЦ МП и сайта «Православие.ру»