Вместе с зеленеющей травой и распускающимися цветами весной на улицах Донецка снова появились выброшенные котята и щенки. Они гибнут под колесами машин, становятся жертвами живодеров и взрослых бездомных собак. А те, кому удается выжить, пополняют ряды бродячих животных, которые размножаются в геометрической прогрессии.

С этим явлением борются не только государственные службы, занимающиеся отловом и стерилизацией, но и зооволонтеры. Они как настоящие подвижники вкладывают в это занятие частичку сердца – не только стерилизуют и лечат бездомных четвероногих, но и стремятся устроить судьбу каждого спасенного живого существа. Трое из них согласились рассказать нам о своем любимом деле.

Кошачий рай

У жительницы Пролетарского района Аллы Науменко сейчас на руках 21 представитель кошачьего семейства.

Алла, как вы начали заниматься зоозащитной деятельностью?

– Первого котенка мы с дочкой взяли у родственников. Потом притащили домой слабенькую малышку из выводка котят, обитавших возле магазина. Рыжего Марика сняли с дерева у соседнего дома. Фантик сам пришел за дочкой к двери нашей квартиры. Лелика подобрали больного, пораженного грибком. Барсика отравили у соседнего дома. Нам удалось вернуть его к жизни.

В 2013 году я познакомилась с девушкой-волонтером. Она помогла мне понять, что я не могу забрать всех котов с улицы и оставить у себя жить. Но есть другой выход – передержка, лечение и пристройство в добрые руки. Некоторые мои котики уже обрели новый дом. Но есть и те, кто остался у меня.

Сейчас одна из наших главных задач – стерилизация бездомных кошек. Мы их отлавливаем, лечим, затем стерилизуем и пытаемся найти новых хозяев.

Кстати, хочу обратиться с призывом ко всем владельцам кошек: стерилизуйте своих питомцев, не выбрасывайте их потомство на улицы! Ведь так вы пополняете ряды бездомных животных или же обрекаете малышей на верную гибель.

Приходится вам выбирать, кому из животных помочь?

– Это всегда происходит спонтанно. Но в центре внимания – маленькие котята, которых регулярно выбрасывают хозяева нестерилизованных кошек. А еще – больные животные, которых надо просто спасать от верной гибели.

Расскажите самые интересные истории из жизни ваших подопечных.

– История каждого спасенного животного по-своему интересна. Например, сфинкс Веснушка попала к нам с папилломатозом. Видимо, она служила машиной для зарабатывания денег, а когда ее горе-владельцы поняли, что кошка больше не сможет рожать и выкармливать котят, выбросили беднягу на улицу. Сейчас она здорова, простерилизована и живет у новых любящих хозяев.

Удается ли пристраивать животных сегодня, когда вокруг такая сложная ситуация?

– Очень редко. Нам не хватает пиара и помощи в распространении информации.

Совсем недавно уехали домой две кошки с двух передержек. Последней из моих пристроенных подопечных была тайская красавица Клара, спасенная из закрытой квартиры и пролеченная от панкреатита.

На какие средства вы стерилизуете, лечите и содержите животных?

– В основном за собственные деньги. Средств, которые перечисляют неравнодушные люди, с трудом хватает на стерилизацию и оплату ветеринарных услуг. Нам не помешали бы спонсоры.

Как к вашей деятельности относятся родные?

– Супруг крайне недоволен. У него претензии не только по поводу того, что в квартире все ободрано и помечено кошками, но и к тому, что львиная доля дохода идет на их содержание и лечение.

Мой активный помощник – дочка, которая создала в соцсетях и ведет группу помощи бездомным животным. У нее самой четыре кошки-подобрашки.

Дача для животных

На попечении жительницы Макеевки Светланы Аксеновой сейчас пятьдесят душ – десять собак и сорок кошек.

Светлана, давно вы стали зооволонтером?

– Зоозащитной деятельностью я начала заниматься с 2014 года, когда на улицах стали появляться животные, которых бросали хозяева, уезжавшие подальше из охваченного войной Донбасса. Сначала я просто кормила бездомных кошек и собак. Некоторых стерилизовала и пытались пристраивать в добрые руки. Тех, кто не мог выжить на улице, я приютила в своей квартире и в доме мамы, которая два года жила на Украине. Чуть позже я познакомилась в соцсетях с женщиной из России. Она оказала финансовую помощь, благодаря которой я смогла приобрести дачу и превратила ее в место передержки собак.

Как организована ваша деятельность?

– Я забираю нуждающееся в помощи животное домой или на дачу. Практически у каждого из моих подопечных своя история, достойная экранизации. Это и предательство, и тяжелейшие испытания, и вновь обретенные любовь и вера в людей.

Вы стерилизуете всех животных, попадающих к вам на передержку?

– Да. Ведь наша цель – сделать так, чтобы число бездомных животных максимально уменьшилось.

Получается ли сегодня пристраивать кошек и собак?

– Получается. Сложно, конечно, найти хорошего хозяина, чтобы быть уверенной в том, что мой питомец опять не окажется на улице. Но есть немало людей, у которых еще не очерствела душа и которые готовы дарить ее тепло братьям нашим меньшим.

В чем вы нуждаетесь?

– Нуждаюсь не я, а мои хвостики. Нужны корма, вакцины, ошейники, будки, а также морозильная камера.

Человек собаке друг

Дончанин Александр известен среди зоозащитников как волонтер Саша Добрый. Под этим псевдонимом он ведет свою деятельность и в соцсетях. Александр занимается собаками и содержит приют «Ирбис».

– Защитой животных я занимался с детских лет, – рассказывает он. – Продолжил это, и когда стал взрослым человеком.

Когда вы создали приют в Дебальцево?

– В 2015 году, сразу после того, как город был освобожден. Я тогда принимал участие в городском совещании, где смог настоять на том, чтобы собак не отстреливали, и взял на себя обязательство убрать их с улиц. На базе коммунального предприятия я на свои средства создал приют для собак. Впоследствии почти 80 процентов его обитателей вернулись к хозяевам. Некоторых приютили жители города, у которых погибли их питомцы. А те, которых некому было забрать, до сих пор живут в приюте.

Также «Ирбис» пополнялся животными, нуждавшимися в лечении.

Сколько собак под вашей опекой сегодня?

– 44 – в приюте, еще 4 – на частных передержках в Донецке и Макеевке, так как проходят курсы лечения. Скоро в приюте освободится место. Одну из его обитательниц заберут. Но пустовать ее будка будет недолго.

Получается пристраивать собак?

– В минувшем месяце новый дом обрел только один алабай. А чуть раньше – щенок и один взрослый пес.

Собак хорошо разбирали в 2015 и 2016 годах, в том числе жители России. Тогда мне удалось отправить туда более 30 животных.

– Вы содержите животных на свои личные средства?

– У меня есть помощники. В основном, это жители Российской Федерации и других стран ближнего зарубежья. Суммы переводов от них составляют от 300 до 500 рублей. А на содержание приюта уходит 1 300 рублей в день. Это вместе с зарплатой его сотрудников. Но в эту сумму не входит стоимость лечения и вакцинаций. Сейчас число пожертвований сократилось, поэтому значительную часть средств на содержание приюта и лечение собак я трачу из собственных доходов.

– Можно сказать, что цель вашей деятельности – освободить улицы от бездомных животных?

– Да. Это прописано в моей программе. Но я считаю, что регулированием численности бездомных животных должны заниматься не только муниципальные власти и волонтеры. Нужно создать на республиканском уровне профильное управление, в котором работали бы люди, знающие гуманные методы регулирования численности бездомных животных. Ему можно было бы передать в подчинение сеть коммунальных предприятий, в которых работают ловцы животных и ветеринары. Можно было бы привлечь к сотрудничеству в сфере стерилизации городские ветеринарные клиники.

А чтобы знать, как животное попало на улицу, нужно ввести обязательное чипирование собак и создать их электронную базу. Через нее можно будет установить, кто хозяин найденного на улице животного, и привлечь его к ответственности, если это был не случайный побег его питомца.

Мелкими шажками я продвигаю эту программу. Надеюсь, что удастся ее реализовать и что благодаря этому число бездомных животных на наших улицах значительно сократится.

Ксения БЕЛАШОВА, газета «Донецк вечерний»