Спектакль о войне в Донбассе: как пьеса дончанина воплотилась на российской сцене

Свою первую пьесу дончанин Алексей Куралех сочинил на третьем году войны, когда ему было уже больше сорока лет. Не прошло и года, как её опубликовали в российском журнале «Современная драматургия», после чего она вошла в шорт-лист международного конкурса «Время драмы».

За четыре года драматург написал шесть пьес, четыре из которых тоже вошли в шорт-листы международных или всероссийских конкурсов. А его пьесу-притчу «Перемирие» о войне в Донбассе поставили уже на двух сценах – в Санкт-Петербургском государственном драматическом театре «На Литейном» и в Новосибирском государственном академическом театре «Красный факел». Устраивали читки произведений Куралеха и некоторые другие российские театры. А вот в театрах родного Донецка его работы пока не вызывают интереса.

В интервью Алексей Куралех рассказал о своём творчестве и о том, как он неожиданно для себя стал драматургом.

ИЗ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ В ДРАМАТУРГИ

– Алексей, пьесы вы начали писать только несколько лет назад. А чем занимались раньше?

– Я частный предприниматель. Приходилось заниматься выращиванием арбузов, торговлей, пошивом спецодежды, строительством… Когда во время войны все стройки остановились, переключился на грузоперевозки, которыми занимаюсь и сейчас.

– То есть раньше вы не имели никакого отношения к литературной деятельности?

– Имел. Интерес к литературе мне передался от родителей. Оба они поэты, авторы книг. А мама, Светлана Куралех, кроме того, много лет работает в Донецком академическом театре кукол руководителем литературно-драматургической части, сочиняет детские пьесы, стихи и песни.

Я в молодости тоже пробовал писать прозу и стихи, но понял, что это не мое. В 1994 году окончил филфак нашего университета. Публиковался как критик и литературовед в российских журналах, таких как «Вопросы литературы», «Октябрь», «Литературное обозрение»… Собирался идти по этой стезе и дальше. Но в трудные 1990-е годы надо было как-то выживать, поэтому занялся частным предпринимательством. Лет двадцать был далек от литературы, хотя полностью с этой сферой не порывал, изредка писал статьи для журналов. Но это было не художественное творчество.

– А почему вдруг после такого большого перерыва решили снова начать писать, да еще и пьесы?

– Я начал не с пьес для театра, а со сценариев фильмов – надеялся на этом заработать. Но пока у меня приняли лишь два сценария, в том числе для телесериала «След». Продолжаю и сейчас писать синопсисы фильмов, но пока сотрудничество с кинематографистами не складывается.

Еще в студенческие годы я пытался писать диалоги, однако из-за отсутствия жизненного опыта тогда они получались ненатуральными. Теперь же благодаря богатому опыту общения с множеством людей обрел способность довольно органично говорить от имени самых разных персонажей. Это стало для меня самого большой неожиданностью. Как и то, что у меня получается писать драматургические произведения.

– Какая пьеса была первой и когда вы ее написали?

– Первую пьесу – производственную мелодраму «Шабашка» о первой любви – я сочинил в 2016 году. Она понравилась главному редактору журнала «Современная драматургия» Андрею Волчанскому, который опубликовал ее в первом номере своего издания за 2017 год. Это меня вдохновило, и я стал писать другие пьесы. Сейчас их у меня уже шесть.

В ПОИСКАХ ВЫХОДА ИЗ ТУПИКА ВОЙНЫ

– Наиболее резонансная и актуальная из ваших пьес – «Перемирие». Она стала победителем нескольких конкурсов, вошла в репертуары двух российских театров, получила высокие оценки критиков и зрителей. Трудно было писать о войне в Донбассе, которая все еще продолжается? Какова главная идея пьесы?

– Мне хотелось поделиться своими мыслями и эмоциями по поводу войны. Но я долго боялся подступаться к этой теме, потому что здесь легко сбиться на пропагандистский стиль. Постарался объединить документальную основу и мифологический сюжет и благодаря этому перевести действие во второй, метафизический план.

Фабула пьесы проста: во время перемирия два украинских солдата и два «сепара» получают приказы от командования восстановить расположенный на нейтральной территории разрушенный дом, в котором живет беременная женщина. Такое еще было возможно в 2014 году, после первого перемирия, заключенного в Минске. В течение семи дней они занимаются ремонтом дома и выясняют между собой отношения. У каждого из них своя правда, своя боль и свои утраты. Я попытался свести воедино несколько правд, дать возможность высказаться каждой стороне, но при этом показать, что есть и высшая правда – правда Божьей любви, которая связана с образом беременной Марии. Только через христианское прощение и любовь можно найти выход из тупика войны. Но это долгий и трудный путь. В итоге герои пьесы так и не примирились, однако что-то внутри каждого из бойцов изменилось, что-то они поняли.

– При написании диалогов наверняка вам было сложно проникаться взглядами украинских солдат и подбирать аргументы с их стороны для высказывания своей точки зрения?

– Да, психологически это было намного сложнее, чем излагать нашу правду. Чтобы это получилось убедительно и достоверно, перед написанием пьесы я читал много воспоминания участников войны, погружался в языковую среду, изучал мысли, аргументы людей с той стороны.

– А сами участвовали в дискуссия с теми, кто поддерживает в этом конфликте украинскую позицию?

– Один раз пытался говорить с друзьями, которые после начала войны уехали на Украину. Но понял, что это бесполезно и ни к чему хорошему не приведет. Только сам невольно заразился ненавистью и людей не убедил. Поэтому решил, что это делать не стоит. Кстати, пьесу «Перемирие» отчасти писал из желания высказать все аргументы, не дискутируя с глазу на глаз, чтобы не поддаваться эмоциям.

– Теме войны посвящена только одна ваша пьеса?

— Непосредственно войне – только одна. Но своего рода продолжением «Перемирия» можно назвать и пьесу «Сны Пенелопы». Героине трижды является во снах муж Одиссей, который был одним из предводителей ахейцев в Троянской войне. В том числе является в образе очерствевшего и циничного воина, напоминающего бойца с позывным Ахилл из «Перемирия». Он говорит, что с войны нельзя вернуться. И это в самом деле так – я встречал много людей, которые прошли через войну и теперь не могут жить нормальной жизнью. Это большая проблема.

НЕТ ПРОРОКА В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ

– Пьеса «Перемирие» вошла в репертуары театров Санкт-Петербурга и Новосибирска. А другие российские театры проявляют интерес к вашим произведениям?

– 30 октября состоялся онлайн-показ читки моей пьесы о Сталине «Концерт № 23 для фортепиано с оркестром». Ее проводила в московском Дворце культуры «Гайдаровец» известная актриса и режиссер Валерия Приходченко – в рамках IV Международного конкурса современной драматургии «Исходное событие – XXI век», в шорт-лист которого вошла пьеса.

Онлайн-показ читки «Перемирия» собирается проводить Омский государственный драматический «Пятый театр». Он также планирует поставить мою новую пьесу о Достоевском «Miracle impossible». Это должно произойти уже в следующем году, когда будет отмечаться 200-летний юбилей классика.

– В театральных кругах России ваши произведения вызывают большой интерес. А в Донецке их не собираются ставить?

– Я предлагал свои пьесы Донецкому и Луганскому драмтеатрам, прежде всего – «Перемирие». Но в обоих мне сказали, что темы войны они стараются не касаться, что ее людям хватает в реальности, поэтому им хочется чего-то более позитивного. Отчасти я с этим согласен. По поводу других моих пьес отклика в наших театрах тоже не было.

По материалам газеты «Донецк Вечерний»