Военные медики ДНР спасли тысячи жизней

В канун Дня защитника Отечества хотелось бы вспомнить о представителях самой гуманной профессии – врачах и медсестрах, всех тех, кто во время войны продолжает спасать пострадавших от обстрелов военнослужащих и не только их. До 2014 года наши медработники были исключительно гражданскими специалистами, не имеющими никакого отношения к военной медицине. Но суровое время внесло свои коррективы, и многим из них пришлось срочно переквалифицироваться. Так в Республике возникла новая отрасль – военная медицина.

Как все начиналось

«Все начиналось в 2014 году, когда на базе лечебно-оздоровительного центра Донецкого клинического территориального медицинского объединения был создан Первый военный госпиталь для оказания медицинской помощи раненым и пострадавшим бойцам Народного ополчения ДНР, – рассказывает заместитель начальника медицинской службы Управления Народной милиции ДНР, полковник Наталья Липовская. – Как только он появился, туда сразу стали свозить раненых бойцов, причем везли всех подряд, даже больных терапевтического профиля».

По словам Натальи Николаевны, так продолжалось до 2015 года, когда поступающих в госпиталь военнослужащих начали, наконец, распределять по сложности ранений, типу болезней, чтобы впоследствии перенаправлять часть из них в другие медицинские учреждения, где им могли бы оказать более квалифицированную, специализированную помощь.

В госпитале были развернуты два хирургических отделения на 50 коек каждое и терапевтическое отделение на 25 коек. Однако бывало, что здесь находилось на лечении до 200 пациентов одновременно. Наибольшее количество раненых и контуженных поступало в стационар в августе –сентябре 2014 года и январе – феврале 2015 года – во время ожесточенных боев за Донецк, Иловайск, Дебальцево, Саур-Могилу, а также за поселки Спартак, Пески, Широкино, Марьинка и другие населенные пункты. Во время активных боевых действий сюда ежесуточно поступало по 50–60 бойцов.

За все время существования Первого военного госпиталя – с 6 июня 2014 года по 6 декабря 2015 года – высококвалифицированная врачебная помощь была оказана 13 000 раненым и пострадавшим: более 5 500 – в условиях стационара и около 7 500 – амбулаторно. Причем 72 % больных были хирургического профиля.

То есть военная медицина Донбасса возникла в 2014 году?

– Скорее, все-таки в 2015 году, когда у нас начали создавать медицинские роты, взводы в подразделениях, а затем, по мере их появления, стала развиваться и военная медицина. Постепенно мы все систематизировали, стали обучать медиков, так как основная масса врачей пришла из гражданской медицины. Приходилось тщательно разбирать ранения, изучать опыт Великой Отечественной войны, войн в Афганистане и Чечне.

Однако с тех пор вооружение усовершенствовалось, поэтому и ранения стали совершенно другими, более сложными. Так что приходилось учиться заново, совершенствоваться прямо на ходу.

Тогда же мы занялись обучением среднего медицинского персонала, стали проводить тренировки на полигонах, на протяжении последних пяти лет у нас постоянно проходит обучение. Это делается для того, чтобы медицинский персонал, попадающий на линию боевого соприкосновения, совершенствовал свои навыки. Постоянная практика облегчает работу на переднем крае. Проводили регулярные сборы, на которых до автоматизма оттачивали все, что сможет помочь раненому.

Начали делать акценты на изучении самых страшных минно-взрывных травм, которые приводят к серьезным повреждениям. Обращали внимание на оказание неотложной помощи при остановке кровотечений, правильное наложение повязок, обезболивание, ведь от этого зависит дальнейшая жизнь раненного военнослужащего.

– Ситуация изменилась к лучшему?

– Да, постепенно изменилась, может, не так быстро, как хотелось бы.

Самое главное – в подразделениях НМ ДНР появились санитарные инструкторы, причем в достаточно большом количестве. Это очень важное, особое звено в оказании медицинской помощи, от них зависит очень многое на поле боя. Санинструкторы могут не иметь медицинского образования, это обычные военнослужащие, но мы их учим, как наложить жгут, давящую повязку, как правильно уколоть обезболивающее. Основная их задача – оказать срочную помощь и максимально быстро вынести военнослужащего в безопасное место, в так называемую «желтую зону», где медики ему окажут квалифицированную помощь. И, конечно, мы учим всех бойцов оказывать первую помощь при ранении, ведь эти навыки могут спасти не одну жизнь.

Хотелось бы также поблагодарить ребят из службы скорой помощи. У нас часто просто не хватает времени на то, чтобы вовремя доставить бойцов в госпиталь, ведь бывает разное количество пострадавших. В таких случаях они перехватывают у нас раненых, оказывают им необходимую помощь, проводят эвакуацию в лечебные учреждения.

Отлаженная система экстренной помощи

Во время войны намного прибавилось работы у сотрудников Республиканского центра экстренной медицинской помощи и медицины катастроф.

«У нас объединенная служба, включающая в себя скорую медицинскую помощь и выездную экстренную консультативную, которая оказывается в лечебных учреждениях системы здравоохранения, когда необходимо получить консультацию узких специалистов или провести эвакуацию тяжелого больного – рассказывает главный врач центра Сергей Бондаренко. – Например, недавно мы эвакуировали из Тельманово пациента для дальнейшего оказания ему высококвалифицированной помощи».

То есть ваша служба в случае необходимости привлекается в любой момент?

– С 2014 года мы плотно работали с Народным ополчением и с МВД. К сожалению, мы оказались в условиях, когда была необходима взаимная помощь и поддержка. Когда у нас было много нагрузки, МВД и разные подразделения ополчения оказывали нам поддержку, сопровождали по территории Республики при эвакуации пострадавших от обстрелов.

– Насколько сложно было, когда вы столкнулись с новыми реалиями – жертвами обстрелов, пулевыми ранениями и тому подобным?

– Было, конечно, тяжело. В ополчение тогда приходили и санитары, и доктора, сейчас многие из них продолжают служить, некоторые, к сожалению, погибли, выполняя свой долг. Тяжело привыкнуть к ситуации, когда, к примеру, видишь ребенка с огнестрельным ранением. Особенно, когда жертвы среди мирного населения были массовыми, это очень тяжело. Приходилось привыкать, врачи перестраивали свою работу, военная медицина специфична, но ничего, освоили новые навыки. Приходилось, конечно, проводить дополнительные занятия по оказанию помощи с осколочными, огнестрельными ранениями.

Комплексная реабилитация

«Республиканский реабилитационный центр оказывает высококвалифицированную помощь больным с поражением спинного мозга, которое сопровождается параличом нижних и верхних конечностей, расстройствами функций тазовых органов, последствиями травм, заболеваниями опорно-двигательного аппарата, с поражениями центральной и периферической нервной системы, нарушениями мозгового кровообращения и состояниями после оперативного вмешательства на головном мозге, – говорит заместитель главного врача центра по медицинской части Эдуард Криштопа. – Это единственное в ДНР медицинское учреждение, где такие пациенты получают комплексное реабилитационное лечение. У нас есть мощная физиотерапевтическая база. Помощь оказывается всем пациентам, в том числе и военнослужащим».

Как раненые военнослужащие проходят реабилитацию в вашем центре?

– У нас созданы максимально удобные условия, чтобы военнослужащие смогли улучшить свое состояние и без особых усилий адаптироваться к нормальной жизни.

У нас обслуживаются пациенты из Украины, Осетии, Абхазии, из разных городов России. Несмотря на дефицит медработников, в частности среднего медперсонала, нужно отдать должное всем сотрудникам центра, которые, несмотря на все трудности, выполняют свои обязанности ответственно и качественно. Они работали и под обстрелами, и по сей день работают.

Александр АЛИЕВ, газета «Донецк вечерний»