Два вождя: Главный голос СССР и Верный сын Донбасса

Что объединило бывшего Главу ДНР Александра Захарченко и певца Иосифа Кобзона? То, что оба родились на Донбассе? Или что оба окончили горные техникумы? Не только. Главное, что они, подобно горьковскому Данко с горящим сердцем, вели людей за собой. Александр Захарченко – как воин и политик, а Иосиф Кобзон, по меткому определению Аллы Пугачевой – как вождь советской эстрады. И даже умерли они почти в один день. 80-летний Иосиф Давыдович скончался в результате болезни – 30 августа, 42-летний Александр Владимирович – погиб во время теракта 31 августа. Два вождя, две судьбы.

Иосиф Кобзон

К Иосифу Кобзону в Донбассе отношение особое. И не только потому, что он – наш земляк, Почётный гражданин Донецка. Для нас особо важно то, что в трудное для Республики время он не бросил своих: привозил лекарства, «гуманитарку», поддерживал боевой дух концертами. 25 мая 2016 г. россиянин Кобзон получил гражданство ДНР. Что мы знаем о великом певце, кроме его краткой биографии? В годовщину его смерти «Родина» публикует малоизвестные факты из его жизни.

Голодный и счастливый

Родился будущий народный артист 11 сентября 1937 г. в г. Часов Яр Донецкой (Сталинской) области. Затем семья переехала во Львов, откуда во время войны эвакуировалась в Узбекистан. В своей книге «Как перед Богом» Иосиф Давыдович описывает голодные и, одновременно, счастливые годы:

– Я четко помню военное детство. Я помню, как мы жили в узбекской семье, в глиняном домике, где даже полы были глиняные. Когда устраивались на ночлег, выкладывались тюфяки, и все ложились, что называется, штабелями.

Кормили в основном какой-то тюрей. Все съедобное шло в ход: картофельные очистки, щавель, просто зеленые листья. Все это мама добавляла в бульон, для которого покупала свиную голову и свиные ножки. Вываривала их, и получался жирный бульон. И этого нам хватало, чтобы жить целую неделю.

Мама никогда не звала меня по имени, а звала всегда «сынуля». И я очень любил ее. И всегда-всегда, до последних её дней, звал только «мамуля».

…Мама очень любила петь романсы и украинские песни. Особенно нравилась ей песня «Дывлюсь я на нэбо, та й думку гадаю». Я любил подпевать маме. Долгими вечерами при керосиновой лампе это было какое-то волшебное, завораживающее зрелище. Тоску сменяла радость, слезы – веселье, когда пела свои любимые песни мама. И, вероятно, именно тогда я навсегда отравился пением. Песни стали моими наркотиками.

Куда смотрели девчонки?

Несмотря на тягу к пению, будущую профессию Иосиф сначала выбрал рабочую, «хлебную». В 1956 году окончил Днепропетровский горный техникум. Во время учёбы увлёкся боксом, выиграл чемпионат Украины, но затем бросил бокс. «После армии, в апреле 58-го я демобилизовался и вернулся в Днепропетровск, где жила моя семья, – пишет он в своей книге. – Дома все рассчитывали, что я поеду работать на буровую по специальности «разведочное бурение» куда-нибудь в Воркуту или Донбасс. Я же сказал маме, что хочу ехать учиться «на певца» в Москву. Это вызвало совершенно жуткий гнев моих братьев. Дескать, только-только стали вставать на ноги, а ты, вместо того, чтобы помочь семье, учиться вздумал. Тоже артист нашелся! Отец сказал: «Сынок, ты уже взрослый и поступай, как считаешь нужным!». А мама заплакала: «Сынуля, надо же…».

Но я столкнулся с некоторыми затруднениями. Из одежды-то я вырос, а покупать новую было не за что. Поэтому я по-прежнему вынужден был ходить в военной форме. Вот потому и заплакала моя мама. И тогда, чтобы снять хотя бы эту проблему, я пошел лаборантом в химико-технологический институт и заработал себе деньги на одежду и на поездку в Москву. Угнетало ли меня такое безденежное положение, когда не в чем идти даже на свидание? Говорю: не угнетало! Брюки-то у меня, которые можно вечером надеть, имелись. А из безрукавки виднелись хорошие бицепсы. И девчонки тогда больше смотрели на них, а не на одежду…

И вот, когда мне в Днепропетровск пришло сообщение, что я принят в Государственный музыкальный институт имени Гнесиных, радости мамы и огорчению братьев не было предела. Но так уж случилось…

«Мощность 0,2 Кобзона»

Карьера певца стремительно взлетает. В 1959- 1962 гг. Иосиф Кобзон – солист Всесоюзного радио, а уже в 1965-1989гг. – солиствокалист Москонцерта. Многие его песни в свое время стали шлягерами. «Кобзон спел советских песен больше, чем их написали», – любил шутить М. Магомаев. Не зря его называли главным голосом СССР. «Родина» собрала пять хитов, которые принесли Кобзону всесоюзную известность и славу: «Поклонимся великим тем годам», «Темная ночь», «День победы», «Где-то далеко…», «Мгновения».

– Кобзон – это имя на слуху нескольких поколений, оно уже стало нарицательным. Его можно использовать как единицу измерения мощности таланта или вокальных данных. А что, неплохо бы звучала, скажем, такая фраза: «Талант мощностью 0,2 Кобзона», – сказал в своё время кинорежиссер Станислав Говорухин.

Чем богат певец?

Иосиф Кобзон был женат трижды: на певице Веронике Кругловой, на актрисе Людмиле Гурченко и на работнике культуры Нинель Дризиной. Она родила ему двоих детей: Андрея и Наталью. А те, в свою очередь, подарили Иосифу Давыдовичу двух внуков и пять внучек.

В настоящее время Андрей Иосифович серьезно занимается бизнесом, открыл два ресторана. Все время, свободное от работы, он старается посвящать своим трем детям.

Дочь Наталья приобрела профессию организатора и вместе с мужем, юристом Юрием Раппопортом, уехала в Лондон. Там у них родились четверо детей.

Среди них особо выделяется 19-летняя Мишель Раппопорт. При своей потрясающей внешности, она еще и талантлива – у нее прекрасный голос. Мишель и ее кузина Анита выступили на концерте, посвященном 80-летию дедушки, и спели вместе с ним популярную когда-то песню «Старый клен», чем привели публику в восторг.

***

Донецк всегда был для певца одним из любимых городов. И жители отвечали ему взаимностью. Кобзон был солдатом идеологической войны. 26 октября 2014 г. СБУ заявила о внесении Кобзона в список из нескольких сотен деятелей российской культуры, которым запрещён въезд на Украину из-за их политической позиции. Певец сказал, что ему «плевать на то, что они придумали с пьяных глаз», и он поедет на родину в Донбасс. На следующий день он посетил Донецк и Луганск, где передал землякам гуманитарную помощь и выступил с концертами. Ему еще при жизни, 30 августа 2003 года, установили памятник возле Дворца молодёжи. Через 15 лет, именно в этот день Иосиф Кобзон умер от болезни. Но память о нем живет. 23 августа этого года в Донецке на здании Донбасс Оперы ему установлена мемориальная доска. Как дань памяти человеку, который искренне любил родной Донбасс. Вождю советской эстрады.

Александр Захарченко

«Живи свободным, поступай по совести, относись ко всему справедливо». Этот девиз Александра Захарченко выгравирован на его памятной доске. Кроме того, что Александр Владимирович был первым Главой Республики, политиком, общественным деятелем, отважным воином, он навсегда останется в памяти людей как простой, открытый человек. Наш. Донбассовец. С шахтёрским характером и русской душой. Поотечески заботливо относящийся к нам, дончанам. Не случайно его позывной был – «Батя».

За два дня до выпуска нового номера «Родины», в редакцию пришел наш читатель Геннадий Кочергин. «Вы знаете, что на улице Пархоменко, возле садоводческого общества, уже как год висит ваша прошлогодняя газета, с фотографией Захарченко? – поинтересовался он. – Хотите, сфотографируйте!».

Конечно, мы хотели! Редактор Сергей Паладиенко специально отправился по указанному адресу и нашел дерево, к которому была прибита дощечка с аккуратно вставленной в файл первой страницей №34 «Родины» за 2018 год «Прощай, Батя!». Сверху в стилизованной рамке прикреплена георгиевская лента, внизу – цветок ромашки. Примечательно, что кто-то, не жалея труда и своего времени, смастерил и создал эту композицию: основательно, с любовью, с творческой искрой. Заранее позаботившись о том, чтоб дожди и снег не промочили газету. И повесил на дерево не под звон фанфар и фотовспышки журналистов. А тихо, скромно, незаметно. Как дань памяти. И газета висит там целый год, не тронутая ни стихией, ни рукой хулигана. Вот в таких мелочах и проявляется настоящая народная любовь. И это дорогого стоит.

В отличие от простых смертных, мы, «родинцы», общались с Захарченко каждый день. Более того, продолжаем и сейчас. Журналистка «Родины», ведущая рубрики «Едим с пользой» Татьяна Захарченко – разноплановый человек, увлекающаяся садоводством и рукоделием.

25 декабря 2015 года на открытии Александром Захарченко главной Республиканской ёлки, Татьяна вручила Главе свой подарок – вязаные носки из собачьей шерсти. В таких сидеть на морозе в окопах – самое то! Когда Глава узнал, что они с Таней еще и однофамильцы, то полушутя-полусерьезно поинтересовался: не родственники ли? Оказалось, нет! А когда она выставила совместную фотографию в соцсетях, то её, как «родственницу», завалили просьбами помочь передать «наверх» их прошения. Так что фото пришлось убрать.

В канун годовщины гибели Александра Захарченко мы решили побеседовать с простыми людьми, которые по долгу службы общались с Главой Республики – донецкими журналистами, задав им три вопроса: сколько раз вы лично встречались с А.Захарченко? Какое он на вас произвел впечатление? Как вел себя, какова манера общения?

Ведь именно они, акулы пера, как никто другой, умели раскрыть особые грани характера Александра Захарченко и донести свой взгляд до народа.

Алёна МОРОЗОВА, журналист телеканала «Юнион»

– Впервые я познакомилась с Александром Владимировичем в 2015 году во время одной из пресс-конференций. В то время был обстрел центра Донецка, района драмтеатра. Мы находились в здании, а снаряды падали буквально за окном. Тогда Александр Владимирович как раз говорил о ситуации на линии фронта и, услышав, как падают снаряды, даже не пошевелился. Только сказал: «Женщины, уйдите с прохода, станьте за колонну, а мы – мужики – так посидим». Сколько раз мы с ним встречались? Сложно сказать. Было три больших «Прямых линии», несколько командировок за пределы Республики… Много. За три года – много.

…Он произвел впечатление отца. Это надёжность, ответственность, мужество и храбрость в одном лице. Это человек, который мог подойти и поддержать, когда ты очень нервничаешь, он мог пошутить или, наоборот, расстроиться. Это был человек, рядом с которым было не страшно.

Сколько я помню, он вел себя всегда очень сдержанно. Но когда удавалась минутка, старался шутить. У нас даже была традиция – каждый раз после «Прямой линии» мы фотографировались. Я всегда стояла между Александром Владимировичем Захарченко и Александром Владимировичем Мозговым (журналист – прим.авт.). Загадывала желания. Все сбылись.

Павел ЧУПРИНА, донецкий журналист

– Общался с Главой Республики несколько десятков раз. Но исключительно по работе: на брифингах, прессконференциях и в рабочих поездках. Что запомнилось? Александр Владимирович открытый, эмоциональный, общительный человек, и народ его всегда любил. И, на мой взгляд, особенно женщины.

Как я уже говорил, общение у нас всегда было официальное, кроме одного раза. В 2017 году меня, вместе с другими корреспондентами, пригласили в администрацию Главы на очередное награждение ко Дню журналиста. И вот там, в неформальной обстановке, Александр Владимирович подарил мне военную форму. Зачем? Как человек закаленный, я даже зимой хожу полураздетый. Надо мной люди часто подшучивали, что, мол, куртку тебе подарить? А Александр Владимирович – единственный, кто проявил реальную заботу. Форма новая, импортная и очень теплая. В ней в окопах на морозе при минус 20 можно сидеть. Но я на передовой не воюю, а на улице в ней жарко. Поэтому осталась как добрая память.

Денис ГРИГОРЮК, донецкий журналист, фотограф, блогер

– Впервые я увидел Александра Владимировича не с экрана телевизора, а на Боссе (район Донецка – прим.авт.), когда обстреляли остановку общественного транспорта.

Глава привёз пленных украинских военных на место трагедии, чтобы продемонстрировать им «плоды их борьбы». Он не скрывал злости… Должно быть, Захарченко самостоятельно принял такое решение, которое могли осудить на международной арене, но его это мало волновало. Это был его личный выбор, как и поехать в Углегорск и Дебальцево, принимать участие в освобождении городов Республики.

…Сложно сосчитать количество встреч с Александром Владимировичем. Все они проходили исключительно в рабочей обстановке.

Мне хорошо запомнилось его рукопожатие, когда Александр Владимирович в 2017 году вручал награды за профессиональную деятельность. Он серьезно посмотрел мне в глаза и строго произнёс: «Поздравляю». Когда я вернулся на сцену за второй наградой, то Глава был совсем другим. С улыбкой на лице он сказал мне: «А вот уже и вторая награда. Поздравляю». Второе рукопожатие было иным – мягче и не таким напряжённым. Но чувствовалось, он хотел поскорей избавиться от камер. Он не особо любил журналистов. Ему не нравился свет софитов. Захарченко выпроваживал людей с фотоаппаратами и общался с людьми не с позиции «Глава – рядовой житель», а по-простому, тепло.

Ксения Смирнова, газета «Родина»