Из рабочих – в партизаны

«Не губите лес – негде будет партизанить». Данное высказывание, как нельзя лучше подходит для специфики партизанской деятельности. А что же делать, если лесов практически нет и партизанить нужно в степи? На этот вопрос дали ответ донецкие партизаны, которые били врага, невзирая на степную местность и практически полное отсутствие лесов. Нашим людям подобные преграды не помеха!

Актуальная тема

События Великой Отечественной войны крайне важны для изучения не только истории Советского государства, но и истории Донбасса в середине XX столетия. Война 1941–1945 годов оставила свой трагический отпечаток на сердцах миллионов людей, затронула своей тенью каждую советскую семью, унесла и изувечила бесчисленное количество жизней. В настоящее время тема военных действий и жизни в военных условиях является довольно актуальной среди исследователей, ведь многие страницы этой истории так и остаются неисследованными либо освещенными не в полной мере.

Особого внимания заслуживает сопротивление и противостояние врагу на фронте и в тылу. Движение сопротивления развернулось по всей стране буквально с самого начала фашистского проникновения на территорию Советского Союза и охватило практически все прифронтовые и оккупированные земли. Партизанские и подпольно-патриотические движения не обошли стороной промышленный Донбасс. Здесь буквально с первых дней вражеского наступления начали создавать иррегулярные формирования, состоящие из народного ополчения.

Партизанская война в тылу врага, хотя и началась с первых дней Великой Отечественной войны, не сразу приняла большой размах и достигла высокой эффективности. Внезапность нападения Германии, недооценка в предвоенные годы нашей военной теорией роли партизанских действий, отсутствие перед войной подготовки необходимых кадров, способных организовать и успешно вести партизанскую войну, – все это отрицательно повлияло на размах и результативность партизанского движения на первом этапе войны.

Партизанские трудности

Специфика партизанской борьбы в Донбассе была следующей. Напомним, все партизанские отряды при подходе противника отступили вместе с войсками Красной армии и к началу ноября в той или иной форме были приданы или вошли в состав регулярных частей. Отметим также, что реально на территории области могли действовать только отряды в полосе 12-й, частично 6-й армии, организованные в Артемовском, Константиновском, Ямском районах и Дзержинске.

Во всех остальных случаях отряды вели боевые действия не в тылу противника, для чего они и предназначались, а на переднем крае, во взаимодействии с регулярными частями Красной армии. Нередки были случаи, когда партизанам ставились задачи на участие в наступательных боях наравне с обычными стрелковыми подразделениями. Учитывая слабую военную подготовку, достаточно солидный возраст, слабое вооружение (винтовки и небольшое количество пулеметов), шансов на выживание в открытом бою с немецкими подразделениями у партизан было мало. В связи с этим армейское командование, как правило, старалось использовать партизан в роли проводников или для обеспечения боевой деятельности на вспомогательных участках.

К февралю 1942 года с «Большой землей» поддерживалась связь только 19 партизанскими отрядами, причем все они располагались на неоккупированной территории. Неудовлетворительное состояние партизанского движения неоднократно рассматривалось областным и республиканским руководством на различных совещаниях.

Характерна, например, резолюция наркома НКВД УССР комиссара госбезопасности 3-го ранга Сергиенко на отчете (№ 169075 от 11.02.1942) начальника УНКВД по Сталинской области капитана госбезопасности Зачепы: «Неважно выглядят партизанские отряды Сталинской области. Бездеятельность, трусость, распад — характерные черты безобразного отношения к отбору, организации и руководству. Видимо, лучшую часть отрядов перехватили политотделы. 14.02.1942». Хотя такая характеристика была дана зимой, до лета 1942 года исправить ситуацию не удалось.

После оккупации Донбасса положение партизанских отрядов резко ухудшилось. Фактически они были окружены немцами на небольшом островке лесной местности в Краснолиманском районе, что и привело в конечном счете, в силу ряда объективных и субъективных обстоятельств (потеря связи с руководством, отсутствие продовольствия и т. д.), к гибели партизан Артемовского и других отрядов. Уцелевшие отступили с войсками на восток, хотя им было это категорически запрещалось разнообразными инструкциями.

Первые успехи

Для того чтобы проиллюстрировать сухие выкладки, приведем историю партизанского движения в Горловке. С началом войны здесь было создано два партизанских отряда. Одним, названным Горловским, командовал начальник местного аэроклуба Д. Е. Шевелев. В этот отряд влились преимущественно бойцы из расформированного истребительного батальона.

Второй состоял из никитовских и краснолиманских железнодорожников, и его командиром был назначен капитан госбезопасности Б. С. Смолянов. Благодаря его недавно найденным мемуарам (написаны в 1975 году) можно проследить боевой путь отряда никитовских железнодорожников.

Отряд был организован летом 1941 года на базе транспортного управления НКВД на Северо-Донецкой железной дороге. Смолянов писал, что лично получил от своего начальника Арзамасцева указание по возможности избегать боевых контактов с оккупантами и выполнить главную задачу – разведывательную.

В октябре группа прибыла на станцию Красный Лиман. Тут состоялось знакомство Смолянова с тогдашним командиром 34-й кавалерийской дивизии А. А. Гречко. Основной задачей группы на тот момент была разведка в интересах 6-й армии. В ходе многочисленных рейдов был локализован и главный узел обороны противника на этом участке фронта, расположенный в селе Маяки, на берегу Северского Донца. Поэтому партизанам была поставлена задача устраивать засады в ближнем тылу немцев.

На рассвете одного из октябрьских дней отряд, переправившись через реку, углубился в лес. Вскоре на лесной дороге показалась немецкая колонна. В результате стремительного боестолкновения немцы потеряли только убитыми более 50 человек (так написано в отчете, реальные же цифры, возможно, ниже). Кроме того, группа захвата на дороге пленила двух офицеров связи и солдата, которые везли документы, очень важные для нашего командования.

Такие удачные рейдовые операции позволили партизанам поверить в свои силы и начать планирование еще более масштабных акций. Так, командованием партизанского отряда было решено атаковать небольшой немецкий гарнизон в селе Татьяновка. По согласованию с командованием армии (а своих сил для удара у партизан было явно недостаточно) 5 ноября было принято решение переправиться через Донец и нанести удар. Из состава 34-й кавдивизии были приданы 20 бойцов. О ходе самой операции в советских источниках указывается глухо, однако есть данные, что в результате погибли около 70 немцев. Кроме того, горловский краевед П. И. Жеребецкий указывает, что восемь партизан за эту операцию получили ордена и медали

Храбрость железнодорожников

Летом 1942 года после отхода 6-й армии на восток отряду железнодорожников пришлось разделиться на три группы. Одну из них возглавил опытный в военном отношении комиссар Ф. Т. Покидько (за ликвидацию гарнизона в Татьяновке он был награжден орденом Красного Знамени), до войны работавший осмотрщиком вагонов на станции Никитовка. Известен и примерный состав группы: кроме командира, туда вошли бывший дежурный по станции Трудовая И. Л. Высоцкий, начальник отдела кадров паровозного депо станции Никитовка Ф. М. Гура (оба за дело в Татьяновке получили ордена Красной Звезды), стрелок железнодорожной охраны Ф. Н. Кулагин и составитель поездов Т. М. Цыбенко.

Единственной акцией группы стал подрыв немецкого эшелона. Видимо, на этом взрывчатка и боеприпасы были исчерпаны, и участники группы решили пробираться в родную Никитовку. Однако на околице села Скелеватого железнодорожников окружили и забросали гранатами. Осколками убило Покидько и Высоцкого. Раненых Кулагина и Гуру взяли в плен, и только Цыбенко удалось уйти.

Федор Кулагин практически сразу умер, а вот 35-летнего Федора Гуру привезли в родной город, где начались варварские допросы. По имеющимся сведениям, перед расстрелом ему выкололи глаза и вырвали язык. Место захоронения героя предположительно находится в карьерах Батмановки. В 1943 году его погибших товарищей перезахоронили на привокзальной площади станции Никитовка. В 1952 году на этом месте был установлен памятник, а 25 мая 1963 года в этой же могиле упокоились останки еще четырех красноармейцев. Сам командир группы Т. М. Цыбенко умер в июне 1978 года.

Дорожная война

Рассматривая вопрос партизанского движения в Донбассе, необходимо отметить, что в ходе боевой деятельности различных формирований практически полностью был упущен такой важнейший элемент партизанской деятельности, как массовые диверсии на дорогах, особенно железных. А ведь через территорию области проходят по крайней мере две важные железнодорожные магистрали: Днепропетровск – Красноармейск – Ясиноватая – Иловайск – Ростов-на-Дону и Запорожье – Волноваха – Иловайск – Ростов-на-Дону. Именно по ним происходил подвоз необходимых припасов для немецких частей, действовавших на южном направлении. Особенно важна была Днепропетровская ветка, так как крупный мост в Запорожье через Днепр был взорван, и немцам приходилось производить перегрузку грузов и пропуск через Днепр. Не приносила должных результатов и разведка – как партизанская, так и оставленная в тылу.

К январю-февралю 1942 года руководству стало понятно, что вся партизанско-подпольная сеть по Сталинской области провалена. В дальнейшем положение не изменилось, а с отходом войск Красной армии дальше на восток даже ухудшилось.

Лишь после разгрома немцев под Сталинградом и с выходом Красной армии на территорию Донецкой области начался новый подъем народного сопротивления.

Характерной особенностью движения сопротивления летом 1943 года было то, что его возглавляли люди, не назначенные партийными структурами, а выдвинутые самой жизнью. При этом нет ничего удивительного, что впоследствии заслуги этих руководителей длительное время не признавались партийным руководством. Немаловажен и такой факт: если в 1941–1942 годах бойцы партизанских отрядов в случае попадания в плен на поле боя и с оружием в руках могли рассчитывать на то, что с ними будут обращаться как с военнопленными, то уже в 1943 году лиц, взявшихся за оружие, немцы не признавали комбатантами и применяли к ним единственную меру – смертную казнь.

В этом героизм и самопожертвование тех, кто погибал, оставаясь неизвестным. К сожалению, до сих пор точное количество всех погибших партизан и подпольщиков на территории нашей области неизвестно. В то же время отмечались случаи вооруженных выступлений местных жителей, преимущественно при подходе войск Красной армии.

Автор Анастасия Проценко, газета «Донецкое время»

Использованы материалы Государственного архива ДНР