Кошкин дом: как в частном мини-приюте в Донецке спасают уличных котов

Донецкий приют для бездомных животных «Кошкин Дом» уже много лет спасает обреченных братьев наших меньших, таких, от которых люди часто шарахаются: тяжело больных, ставших калеками из-за того, что упали с высоты или были сбиты машиной. Сначала несчастных страдальцев выхаживала Евгения Михайлова и ее мама Кристина Роянова, преподаватель музыкальной школы, а позже к ним подключился и муж Евгении.

Сейчас в частном мини-приюте «Кошкин Дом» нашли пристанище уже более ста четвероногих питомцев, подобранных на улицах. 18 котиков «прописались» в донецкой квартире, остальные 113 животных находятся на хуторе возле поселка Еленовка.

Спасители кошек

Спасением кошек члены семьи занимается более 25 лет. Все началось с того, что они не дали погибнуть новорожденному котенку, который остался один в запертом подвале многоквартирного дома и пищал на весь подъезд. Родившая его кошка выбралась оттуда и куда-то исчезла, видимо, погибла. Чтобы вытащить из подвала еще слепого котенка размером с ладошку, пришлось выламывать дверь.

«Это счастье прожило у нас 20 лет», — вспоминает Евгения.

Вскоре после этой истории их семья стала находить братьев меньших в тяжелом состоянии и до сих пор не перестает это делать. «Мы в них утыкаемся. Пройти мимо совершенно невозможно», — говорит хозяйка «Кошкиного дома».

В еленовском «филиале» приюта еще несколько дней назад было 109 кошек, а теперь стало 113. Как раз в день нашей встречи с Евгенией в приют приняли четырех котят, которых выбросили вместе с их мамой под магазин в Кировском районе Донецка. Через социальную сеть в приют обратилась девушка с просьбой спасти котят, она утверждала, что их хотели отравить хозяева магазина.

«Это было редкое исключение, что мы пошли навстречу и согласились взять котят, только потому, что человек пообещал, что будет полностью оплачивать их содержание, — отмечает хозяйка «Кошкиного дома». — Часто люди почему-то считают, что на приюты деньги падают сверху или есть меценаты, готовые жертвовать им крупные суммы. Но это далеко не так. Обычно мы людям говорим, что взять в приют животных не можем, и предлагаем помочь найти им новых хозяев через соцсети».

Без денежной помощи неравнодушных людей приюту не выжить. Ведь больных животных надо не просто вылечить, но и потом досматривать до конца их жизни, кормить и поить. Поэтому Евгения Михайлова публикует на своих страницах в соцсетях реквизиты банковских карт, на которые можно перечислить пожертвования на содержание и лечение четвероногих.

Сэкономить удается благодаря тому, что лечит и стерилизует кошек Евгения сама. Она по специальности – ветеринар, закончила академию ветеринарной медицины в Санкт-Петербурге. Но лекарства и расходные материалы стоят недешево.

«Дома у меня — стационар. Мы бесплатно кастрируем бездомных котов и стерилизуем подъездных кошек, передерживаем и возвращаем тем, кто их подкармливает. Опекунам бездомных хвостатых нужно всего лишь собрать медикаменты по списку. Плюс — символическое пожертвование для животных нашего приюта», — говорит Евгения.

Только за последние восемь лет ветеринар прооперировала более трех тысяч бездомных кошек и котов.

Семейное дело

В благородном деле спасения животных Евгении помогают все члены ее семьи.

В донецкой квартире все заботы о 18 кошках несут ее мама Кристина Александровна Роянова и бабушка Антонина Александровна, которой уже 93 года! А 16-летняя дочка Евгении Амина не только помогает ухаживать за животными, но и даже ассистирует маме во время операций. Этим летом девушка досрочно закончила среднюю школу, за один год прошла программу 10 и 11 классов, и сейчас поступает в Донецкий медицинский университет.

Муж Евгении Александр тоже периодически подбирает пострадавших животных и помогает их выхаживать. Сейчас на его попечении в Еленовке две крохи, которые появились в семье совсем недавно. Семья съездила отдохнуть на Азовское море, в поселок Седово, а вернулась оттуда с этими двумя котятами.

Кстати, дом для кошек в Еленовке Александр построил сам. Помимо прочего, он сделал специальную дверцу, через которую животные беспрепятственно выходят и заходят. Зимой помещение отапливается, кошки там греются, а летом они гуляют по огромной территории.

Ухаживать за таким большим количество животных непросто. А в первый год войны в Донбассе Александру приходилось это делать вообще одному. В 2014 году отправил Евгению с дочерью в Санкт-Петербург, а сам остался на линии фронта в Еленовке, поскольку животных невозможно было вывезти. А мама и бабушка Евгении остались с кошками в Донецке.

«Вообще не стоял вопрос, чтобы бросить животных, поэтому муж остался с ними, — говорит Евгения. – Один раз мина попала в забор еленовского дома кошек, в результате чего 25 животных погибло.

Грустные истории со счастливым концом

Во время интервью я попросила разрешение сфотографировать Евгению с одним из котиков для газеты. Согласился только кот Вася.

«Это особенный кот, гостеприимный, –  говорит Евгения. – Еще он единственный из всех котов, живущих в квартире, который может высидеть на руках».

Вася в самом деле оказался приветливым, пока мы беседовала, он не отходил от нас, то мурлыкал в диктофон, то подставлял голову, чтобы его погладили. Ему уже почти двадцать лет. У Михайловых он живет около десяти.

«Для Васеньки знакомство с нашим приютом было спасительным, – рассказывает Евгения. – Он более десяти лет жил возле одной из больниц. Там в подвале завелись блохи, которые съели кота до костей. Лопатки торчали из кровяного месива. Главврач приказал убрать животное с территории, ибо подозревал «что-то заразное». Неравнодушные люди попросили меня спасти кота. Когда я опустилась за Васей в подвал и меня облепили пылевые блохи (у меня на них аллергия), то сразу поняла, в чем дело. Принесла кота маме на негнущихся ногах (во всех смыслах – они опухли от укусов) и закричала с порога: не бойся, это незаразно. На что мама ответила: «Ну да, придется поверить».

А в Еленовке живет кот Кошмар – полукровка, смешанный из двух пород, британской и персидской. Этого беднягу Михайловы подобрали на мусорнике. Он был полностью голый, без шерсти, тощий, как доска, – одним словом, кошмар, а не кот. В итоге после длительной реабилитации Кошмар оброс шерстью, пришел в себя и живет на просторах Еленовки.

Евгения очень просит найти хороших хозяев для кошки по кличке Букля, которую выбросили на улицу. Когда неравнодушные люди хотели ее подкормить, она боялась подходить к еде, в руки не давалась, в итоге ослабла и еле-еле передвигалась. Евгения забрала ее к себе домой, со временем кошка отъелась и пришла в себя. Но сейчас проблема в другом: Буклю здесь обижают другие домашние коты. А кошка хорошая, спокойная, ее бы пристроить в семью, где нет других животных.

Кошка Эльза попала в приют еще крошечным котенком – мама Евгении подобрала ее на дачных участках. Она сидела одна с жутко воспаленными глазами, точнее, с тем, что от них осталось. Месиво, которое было в глазах, не дало шансов сохранить зрение. Кошка слепая, но она прекрасно ориентируется в квартире, играет, бегает, запрыгивает на кровать. При этом не натыкается на стены, ведет себя как обычная кошка. По опыту ухода за незрячими и ослепшими животными Евгения уверенно говорит: «Они адаптируются. Люди смело могут брать их себе на попечение. Инфекция, которая вызывает слепоту, для людей неопасна».

История кота Кузи, пожалуй, самая печальная. В приюте он живет более 13 лет. На санаторной площадке дети поиграли им в футбол, используя в качестве мяча.

«Моя мама втайне от персонала санатория приютила котенка, а я поехала на машине его забирать, – вспоминает Евгения Михайлова. – У Кузи была сломана челюсть в височно-нижнечелюстном суставе. У нас такую операцию никто не брался делать. Он плохо открывал рот, а вскоре у него нашли панлейкопению – вирусное заболевание. Кузьма 19 дней провел под капельницами и ничего не ел. Челюсть у него срослась, но неправильно. Из-за травмы теперь он может кушать только особые консервы, взбитые в блендере. Его кормление занимает от получаса. Но Кузя бодрый, здоровый и ласковый питомец».

Почти у всех кошек в приюте грустные истории, но со счастливым концом. Благодаря неравнодушию, заботе, терпению и профессионализму, они обрели новую жизнь в приюте семьи Михайловых. И надо сказать, хорошую жизнь.

Виктория Лев, газета «Донецк вечерний»