Пережитые кошмары вынужденных переселенцев

В связи с новым витком экономической и транспортной блокады в Республике вновь стала актуальной проблема вынужденных переселенцев. О политических преследованиях и тяжелой социально-экономической ситуации на территории Украины в ходе брифинга с участие Уполномоченного по правам человека в ДНР Дарьи Морозовой рассказали вынужденно перемещенные лица из Николаева, Запорожья и Мариуполя.

«Меня держали на территории пионерлагеря»

Владимира Слисаренко в августе 2014 года арестовали сотрудники СБУ за общение по скайпу с друзьями из Донецка.

«Нашелся «доброжелатель», который записал наш разговор и передал эту информацию в СБУ. По итогу меня обвинили в создании террористической организации и даже – подготовке убийства губернатора. Нужно сказать, что в то время я занимался спортивной стрельбой, соответственно имел зарегистрированное оружие, которое затем было изъято сотрудниками спецслужб. После задержания постоянно подвергался пыткам, затем я был выпущен под домашний арест, сразу же задержан вновь и передан военным из батальона «Донбасс», которые держали меня на территории пионерлагеря им. Терешковой. Из заточения был вызволен в рамках обмена пленными в ноябре 2014 года», — рассказал переселенец из Николаева Владимир Слисаренко.

«Сложно допрашивать человека, если его нельзя бить ногами»

По его словам, сейчас на территории Украины с каждым днем набирает обороты доносительство о «бытовом сепаратизме». Кстати, Владимир подчеркнул, что украинская сторона отказалась допрашивать по скайпу в рамках возбужденного уголовного дела, поскольку «сложно допрашивать человека, если его нельзя бить ногами».

Более того, по словам бывшего политзаключенного, украинские спецслужбы до сих пор не вернули ему часть документов, а все имущество в Николаеве было незаконно арестовано. При этом стоит отметить, что в ЕСПЧ действия силовиков расценили как нарушение прав человека и приняли иски по данным фактам.

«В таких ситуациях мы обращаемся в международные организации, которые в рамках диалога с СБУ начинают прорабатывать вопрос. Как правило, это помогает, но на текущий момент есть порядка 130 человек, которым до сих пор не вернули документы. И законного метода решить этот вопрос на сегодня не существует, поскольку на большую часть задержанных до сих пор возбуждены уголовные дела», — пояснила омбудсмен ДНР Дарья Морозова.

«Надо мной провели имитацию расстрела»

Свою историю преследований украинскими спецслужбами в ходе пресс-конференции рассказала и экс-жительница Мариуполя Ольга Селецкая. «Я несколько лет проработала на заводе в Мариуполе, и события на майдане затронули всех нас. В конце 2013 года пошел резкий спад производства, в связи с чем нам грозило огромное сокращение штата. Я возглавила рабочий комитет двух предприятий – «Азовмаш» и «Азовэлектросталь», мы начали выдвигать свои требования. Впоследствии я стала одним из комендантов палаточного городка у стен горадминистрации, после чего попала в поле зрения СБУ. У нас начали пропадать активисты, тела которых потом находили со следами пыток. После референдума в Мариуполе сложилась ужасная ситуация, многие были вынуждены уехать. В конце 2014 года я была арестована украинскими спецслужбами и пробыла в плену 120 дней, где подвергалась пыткам и насилию, надо мной провели имитацию расстрела, забрали сына. И только через 2 года мне удалось вернуть ребенка, сейчас мы проживаем в пункте временного размещения в Донецке», — сообщила она.

Омбудсмен Республики Дарья Морозова привела статистику по вынужденно перемещенным лицам, проживающим сегодня на территории ДНР: «С начала военного конфликта вынужденными временными переселенцами в Донбассе стали 7994 человека, в том числе 2106 детей возрастом до 18 лет. На территории Республики открыто 68 пунктов временного размещения из них 57 функционируют, 11 – остаются в резерве. В указанных ПВР проживает 3016 человек, в том числе 621 несовершеннолетний ребенок, 4978 человек проживают в жилом фонде ДНР, в том числе 1485 детей возрастом до 18 лет».

Светлана Старченко,

фото — Надежда Чичерова