Хазарское эхо донецких степей

Нам посчастливилось присутствовать при археологических раскопках, проводимых научными сотрудниками Донецкого республиканского краеведческого музея в Шахтерском районе, неподалеку от села Великая Шишовка

Чай с дымком

Нас приветливо встречает экспедиционная группа под руководством старшего научного сотрудника научно-методического отдела охраны памятников археологии ДРКМ Эдуарда Кравченко. Лагерь расположен в небольшой лесопосадке: несколько палаток, обеденный стол, самодельная печка для приготовления пищи, умывальник. Такие полевые условия вполне нормальная обстановка для археологов. Гостеприимные хозяева предлагают нам чай: «Здесь он особенный – ароматный, с запахом дымка». Во время чаепития заводим разговор о ходе экспедиции.

– В донбасских степях есть множество мест, где кочевое население останавливалось во время своих ежегодных маршрутов по степным просторам. Такие места называются кочевьями. Памятник, который мы обнаружили здесь, представляет собой весенне-летнее кочевье, которое относится к хазарскому времени (вторая половина IX – начало X века). Люди приезжали сюда, пасли скот, жили некоторое время. Здесь же они размещали свои жилища, имевшие вид наземных шалашей, обтянутых шкурами или войлоком. По периметру их обкладывали камнями, которыми прижимали шкуры к земле, дабы их не сдуло степным ветром. Данные поселения довольно-таки интересны, и их исследование важно с точки зрения восстановления целостной картины жизни в степи. Памятниками такого рода и представлено обличие степи. Поэтому научный интерес этого кочевья огромен и вызывает массу вопросов, на которые предстоит искать ответы.

Болгарский след

– Эдуард Евгеньевич, возникали ли во время раскопок какие-нибудь сложности? – спрашиваю у руководителя группы.

– Изначально нужно было определиться с тем, как раскапывать такой памятник, чтобы получить максимум информации. Мы не знали, насколько сохранились мысы (выступы, ограниченные балками со всех сторон) и подвергались ли они распашке. В итоге у нас получилось два раскопа, в одном из которых мы обнаружили скопления камней и фрагментов керамики. Это говорило о том, что рядом с этим местом располагались постройки. Таких мест на кочевье было зафиксировано несколько. Получение более точной информации об их количестве возможно только после вскрытия всей площади памятника. Кстати, здесь недалеко, за водоразделом, в полутора километрах отсюда, есть еще одно кочевье, которое тоже интересно было бы раскопать и сравнить с уже обнаруженными. Хотелось бы знать об этих памятниках побольше, потому что они напрямую связаны с населением, которое на определенном этапе заселяло значительную, если не основную, часть Донецкого края.

– Какие народы находили здесь временное пристанище?

– Мы до сих пор не имеем полного представления о том, кто здесь кочевал. В хазарское время в степи жило много народов: протоболгары, венгры, а в более позднее время – печенеги. Кто из них оставил данное поселение, неизвестно, но все же наиболее вероятно, что это были протоболгары.

Найди артефакты сам!

А теперь последим за группой непосредственно в работе. С необходимым снаряжением – лопатами, кирками, кистями, щетками, ножами, фотоаппаратом, чертежными принадлежностями – археологи отправляются на раскоп. Ну и мы с ними. Минут десять – и мы на месте. Перед нами два раскопа, в каждом из них – фрагменты керамики, торчащие из бровки, а также камни, лежащие на земляных выступах.

– Что представляет собой найденный здесь материал? – интересуемся у археологов.

– Более 90 % находок представляют собой фрагменты амфор – тары для вина и масла, которые в большом количестве производились в Крыму, на Тамани, – отвечает Эдуард Евгеньевич. – Караваны с амфорами направлялись на городища, находившиеся на Северском Донце. Их сопровождали кочевники, проживавшие в степи, за что получали плату натурой – в виде тех же самых амфор. После того как их исходное содержимое было израсходовано, сосуды использовались в качестве емкостей для воды, столь необходимой в засушливых степях. Оттого данные кочевья буквально усеяны фрагментами таких амфор, кувшинов. Здесь встречается еще одна группа керамики – сероглиняные корчаги (тарные сосуды, которые производились на Северском Донце). На кочевьях они бывают не часто, но как раз на этом есть.

Наряду с этими находками встречаются предметы, относящиеся к более ранним эпохам. В числе самых древних – группа кремневых изделий: скребок и вкладыш от костяного орудия (так называемая трапеция), а также нуклеус из кварцита. Это говорит о том, что в эпоху мезолита-неолита здесь появлялись люди, однако четкие следы конкретного памятника этого времени на данный момент не найдены. Также обнаружено много различных точильных камней, втулка от копья, лощило, сделанное из амфорной ручки, бляшка от поясного набора, а также изделия, характерные для кочевой степи – керамические котлы с внутренними ушками, фрагментов которых здесь достаточно много.

Кроме всего прочего, на данном раскопе мы обнаружили обломки двух трубчатых костей животных. Это говорит о том, что у кочевников, скорее всего, была специальная свалка, которая пока не найдена. Становится ясно, что, после того как они покинули это место, памятник был убран. Делалось это с целью обеспечения надлежащего санитарного состояния. Также вполне возможно, что места своих регулярных остановок эти народы держали в тайне.

Итак, за работу! Нам позволено вместе с археологами спуститься в раскоп и помочь с расчисткой поверхности. И вот она, еще одна находка – фрагмент керамического котла, в котором кочевники готовили пищу! Через некоторое время находим заготовок пряслица, который использовался в ткачестве, и еще обломки керамических амфор…

Пора возвращаться в лагерь. Пока идем, по пути собираем шиповник, корень шалфея и мяту, растущую в балке у ручья. Замечательный чай получится!

Незваные гости

– Чем питаетесь здесь? – интересуемся у музейщиков.

– Большинство запасов привезли с собой: консервы, крупы, тушенку, сало. Хлеб и воду покупаем в селе, в полутора километрах отсюда. Там же у местных жителей берем яйца, молоко, овощи.

– Работать начинаете рано?

– Часов с восьми. Но здесь хочешь – не хочешь, а просыпаешься раньше. Каждое утро, вместо будильника, на рассвете нас будят фазаны. Так громко кричат! Здесь вообще птиц и зверей много. Особенно в этом году атакуют полевые мыши, которые абсолютно нас не стесняются. Недавно одному из наших сотрудников погрызли носки и обувь. Иногда в лагерь заходят лисы, зайцы. А как-то приходили щенки: правда, посмотрели на нас со стороны и ушли.

– В этом лагере у вас душа нет. Как купаетесь?

– Здесь недалеко есть пруд, туда и ходим, – рассказывает младший научный сотрудник отдела охраны памятников археологии ДРКМ Виталий Войтенко, – Мы уже привыкли к этому.

Рассмотрев в лагере найденные артефакты и поблагодарив археологов за интересный день, мы собираемся домой. У них же впереди – длительная работа по исследованию найденного материала.

По материалам газеты «Донецкое время»