В нынешнем году выпускные вечера в школах Республики состоятся 21 июня. В это же число они проходили и 78 лет назад, за несколько часов до начала Великой Отечественной войны. Выпускники 1941 года тогда прощались не только со школой, но и с мирной безмятежной жизнью, еще не зная этого. На долю нынешних выпускников из Донбасса тоже выпало военное лихолетье, причем, в отличие от прабабушек и прадедушек, война на них обрушилась не после окончания школы, а намного раньше – последние пять лет они учились под грохот канонады. Но война войной, а учеба шла по расписанию, и выпускные балы тоже пройдут, как полагается. По этому случаю Глава ДНР Денис Пушилин даже отменил комендантский час в ночь на ближайшую субботу.

В канун выпускных вечеров мы попросили вспомнить, как они проходили, выпускников разных лет, в том числе тех, кто попрощался со школой в последний мирный день – 21 июня 1941 года.

Евдокия Ляшко, выпускница 1941 года:

– Десятый класс я заканчивала в школе райцентра Любань, который находился в Минской области Белоруссии. Незадолго до выпускного вечера к нам приехал погостить один из моих братьев – Кир, который учился в высшем танковом училище, и привез мне в подарок красивые красные туфли с цветочком и отрез шифона. Местная портниха пошила мне из него замечательное платье. Благодаря этому я выглядела на выпускном вечере очень нарядной и красивой, выделалась из всех. Хотя и другие были нарядные и радостные.

Мы веселились, танцевали, пели до самого утра. На школьном вечере играл еврейский оркестр – в Любани тогда жило очень много евреев, большую часть из которых потом уничтожили фашисты. И вот когда мы уже на рассвете 22 июня бродили по городку, вдруг услышали рев самолетов, которые начали бомбить окраины Любани. Конечно, мы сильно испугались. Я прибежала к брату Степану, у которого жила, собрала свои вещи и уехала с другим братом – Иосифом – в свой колхоз в селе Коммуна, где был наш дом и где жила мама.

Но уже 4 июля его окружили немцы, убили многих мужчин, в том числе живьем сожгли на сеновале моего брата Иосифа, женщин и детей согнали в центр поселка и почти все дома сожгли. Сначала мы ютились в уцелевших домах, потом перебрались в Любань. Там я была связной партизанского отряда, распространяла листовки, выполняла другие задания. Но потом мы были вынуждены бежать из этого поселка, так как нам грозил арест. С 1943 года я была бойцом партизанского отряда имени Кастуся Калиновского, а затем – поваром штаба отряда.

После освобождения Белоруссии работала инструктором Любанского райисполкома, а потом закончила исторический факультет Симферопольского пединститута и 35 лет была учителем истории.

Ольга Прохорова, выпускница 1941 года:

– В июне 1941 года я закончила педагогическое училище в городе Суджа Курской области. 21 июня у нас был выпускной вечер. Мы танцевали и веселились, ничего не подозревая о войне. В приподнятом настроении, шумные и веселые утром 22 июня приехали на вокзал, чтобы разъехаться по своим домам после окончания учебы. Но там люди нам сказали, чтобы мы вели себя тише, потому что началась война. В первые минуты мы не могли в это поверить. Но когда осознали, то со слезами попрощались друг с другом и разъехались.

Я отправилась в свое родное село Большое Солдатское, где жили родители, сестры и брат. А 1 сентября приступила к работе в школе, расположенной в одном из сел возле города Льгова. Там попала под фашистский авианалет. После этого я попросила директора школы отпустить меня домой и отправилась пешком за 45 километров в свое село, где еще не было немцев. Они пришли туда только в декабре. Почти полтора года я жила вместе с родными в оккупации. А когда в 1943 году село освободила Красная армия, начала работать учителем и заведующей начальной школой в одном из сел своего района. Потом четыре года преподавала русский язык в сельской школе в Грузии, а в 1950 году перебралась в Сталино, нынешний Донецк. Здесь много лет работала учителем начальных классов в разных школах.

Любомира Ткаченко, выпускница 1950 года:

– В 1950 году я закончила сельскую начальную школу, в которой было только четыре класса. Выпускного не было. Нас собрали в одном классе и выдали табели об успеваемости. Поздравили с окончанием школы и отпустили по домам. Но дома по случаю окончания школы накрыли маленький стол и поздравили меня с тем, что я уже взрослая.

Сейчас смотрю, как ребята отмечают свои выпускные, и по-доброму завидую. Жалко, что в наше время таких возможностей не было.

Виктор Атаманов, выпускник 1977 года:

– В 1977 году, когда я закончил школу, на выпускной вечер мальчики приходили в строгих костюмах и галстуках, а девочки – в легких и скромных, обязательно без выреза, платьях пастельных тонов, которые сейчас девушки носят в основном в повседневной жизни. Шили эти платья их мамы, бабушки или тети. На выпускной бал девочкам разрешали сделать настоящую взрослую прическу, причем чаще всего это были распущенные волосы с накрученными при помощи бигуди локонами либо химическая завивка, популярная в 70-е годы.

Отмечали праздник в школьных столовых, причем столы накрывали сами родители выпускников. После праздничного ужина, на котором выпускникам разрешалось выпить немного шампанского, все перемещались в спортзал, где под громкую музыку начинались танцы.

Школу без разрешения покидать было строго запрещено. Выйти из здания можно было только ближе к утру. В некоторых школах было принято, чтобы выпускники сами шли встречать рассвет куда-нибудь, а в некоторых школах родители арендовали автобусы и везли детей встречать первый в их взрослой жизни рассвет туда, где был красивый вид – чаще всего на мост около парка им. Щербакова, на набережную Кальмиуса или даже на террикон.

Наталья Лучко, выпускница 1994 года:

– 1994 год был одним из самых «голодных» после распада СССР. Поэтому выпускные вечера были достаточно скромные. Отмечали их в основном в школьных столовых.

Многие выпускницы шили себе наряды. Купить хорошее готовое платье было довольно сложно, и стоило оно очень дорого. Чтобы найти эксклюзивный наряд по вменяемой цене, нужно было с самого утра мотаться по Донецку, например, исходить вещевой рынок около железнодорожного вокзала или Крытый рынок, где по вечерам продавали одежду и обувь. Часто заказывали одежду и обувь у «челноков», которые ездили за границу.

Прически, макияж и маникюр делали обязательно в парикмахерских. В тот год цены на эти услуги были вполне приемлемые, поэтому каждая выпускница могла себе позволить почувствовать себя принцессой на школьном балу.

В некоторых школах Киевского района тогда была традиция – ближе к рассвету разбить хотя бы одно окно. В тот год наш класс разбил окно в кабинете биологии.

А самой популярной традицией всех донецких выпускников была массовая встреча рассвета на мосту около парка им. Щербакова. Однако далеко не всем удавалось продержаться и не уснуть до этого момента.

Алина Красоткина, выпускница 2015 года:

– 2015 год был годом первого выпуска в школах ДНР. Учиться тогда было очень тяжело, так как на протяжении всего учебного года за окнами были слышны звуки войны. Несколько раз учебный процесс переводили на дистанционную форму. А выпускные вечера разрешили проводить только до 22:00. Для праздничных гуляний арендовали заведения, которые находились в тех местах, где не было обстрелов. Также важным условием проведения выпускного вечера было наличие охраны по периметру заведения.

Ассортимент платьев для девочек и костюмов для мальчиков был крайне скуден, потому что крупные торговые центры на тот момент еще не работали. Практически невозможно было заказать товар и в интернет-магазинах.

Прически, макияж, маникюр выпускницы либо делали сами, либо при помощи родных и друзей, либо записывались за несколько месяцев в немногочисленные действующие салоны красоты.

Тем не менее выпускной-2015 запомнился особенной сплоченностью и душевностью. Это был год, когда все старались хоть чем-то помочь друг другу.

Материал подготовили Сергей Голоха, Алина Красоткина, Варвара Носова и Татьяна Дегтярева

газета «Донецк вечерний»